Мария Магдалина: странное наследие Крестителя

Есть данные о том, что в те дни не только последователи Иисуса верили в его оккультную силу, но многие припи­сывали эту силу загробному влиянию Иоанна Крестите­ля: «Это Иоанн Креститель воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им». Даже Ирод соглашался с этим, ви­новато (и, несомненно, со страхом) воскликнув: «Это Иоанн, которого я обезглавил; он воскрес из мертвых».

Помимо других соображений авторы Евангелий явно думали, что включение этих эпизодов повысит статус Иисуса, поскольку, хотя Креститель был известен как чу­дотворец, Иисус усовершенствовал его дар.

Для людей того времени было совершенно естествен­но, что после внезапного исчезновения со сцены любимо­го всеми святого человека и появления нового лидера, демонстрирующего чудеса, Иисус имеет доступ к духу Иоанна. Как пишет профессор Мортон Смит: «Иисуса называли «Иоанн», потому что верили: он владеет духом

Крестителя или им владеет его дух». Смит рассматрива­ет три возможности источника силы Иисуса с точки зре­ния иудеев I века: дух Крестителя, Вельзевул или незави­симое сверхъестественное существо, или подлинно божественная природа. У Марка указано, что книжни­ки из Иерусалима порицали его, потому что он «...имеет в Себе Вельзевула». Даже явления при крещении Иису­са — голубь и голос Бога — считались свидетельством того, что он «владеет духом». Следовательно, по древним понятиям концепция «владения духом» мертвого Крес­тителя была вероятным объяснением способности Иису­са творить чудеса, но вскоре эти слухи были подавлены.

В свете этих представлений интересно по-новому ис­толковать слова Иисуса, сказанные на кресте: «Элои! Элои! Ламма савахфани?», которые обычно понимают как «Боже мой! Боже мой! для чего ты Меня оставил». Однако зева­ки, как сообщается, говорили: «Вот, Илию зовет». (Мно­гие верили, что Иоанн Креститель был реинкарнацией Илии, пророка Ветхого Завета.) Эти слова обычно отбрасывают как бессмысленные или считают свидетельством глупости — или просто глухоты. Но это подход современ­ный, поскольку при таком толковании не принимается в расчет магическая сила, свидетельств которой было очень много. Возможно, зеваки правильно поняли слова Иисуса: может быть, он жаловался на исчезновение духа Крестите­ля, покинувшего его: «Иоанн! Иоанн! Почему ты покинул меня теперь?» Оказавшись на кресте, Иисус с ужасом об­наружил, что подчинившийся ему дух оставил его страдать в одиночку. Может быть, Мессия верил, что «владение» Иоанном сделает его непобедимым или по меньшей мере невосприимчивым к боли, точно так же, как ученики спра­шивали его о «слове силы», которое поможет им достойно переносить пытку, как сказано в «Пистис Софии».

Однако Иисус был не единственным религиозным ли­дером того времени, обвиняемым в некромантии. Как мы видели, сам Иоанн, по общему мнению, занимался такой деятельностью, как сказал Иисус: «Ибо пришел Иоанн, ни ест, ни пьет; и говорят: в нем бес». Карл Краелинг, автор книги «Иоанн Креститель» (1951), объясняет, что это означает власть Крестителя над демоном, а не наобо­рот. Он пишет: «Клеветники использовали смерть Иоан­на для того, чтобы распустить слухи, будто его дух, поки­нувший тело, служил Иисусу инструментом для деяний черной магии, что само по себе было признанием немалой силы Иоанна». И, разумеется, «клеветники на Иоанна» были представителями движения Иисуса.

Маги верили, что владения паранормальными — или даже демоническими — слугами не только принесет им всеобщий успех, но и обещает признание их «в качестве богов», что явно имеет следствия в истории Иисуса. Магический Парижский Папирус содержит секретное заклинание, обеспечивающее обретение власти над ду­хом умершего человека:

«Он будет тебе рабом, исполняющим все то, что ему поручено. О, благословенный, посвященный в святую магию, твой самый могущественный помощник, кто один есть владыка Воздуха, исполнит (их) для тебя, и (дру­гие) боги согласятся на все, поскольку без этого бога ни­чего (не делается)».

Однако, возможно, наиболее важный аспект этой жуткой практики заключается в том, что контракт с де­моном был действенным только в том случае, если мерт­вый человек, душу которого собирались эксплуатиро­вать, умер насильственной смертью, а маг владел частью его тела... Иоанн умер насильственной смертью, и кто знает, какова была судьба его головы? Может быть, знакомые из дворца Ирода — Саломея или Иоанна — принесли голову Крестителя Иисусу для использования в ритуале, который по сути был обращением в рабство с помощью черной магии?

Проект Тайны веков копит на мощный компьютер! Есть желание помочь? Жми!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *