Мария Магдалина: забытое женское начало

Точно так же, как главное течение христианства отверг­ло женское начало (за исключением своей выхолощен­ной богини, женщины-евнуха в форме Девы Марии), так и иудаизм предпринял активные действия, чтобы полно­стью отвергнуть и изгнать своих древних богинь.

В своей книге «Еврейская богиня» (1990) американский акаде­мик Рафаэль Патай суммировал подозрения многих объ­ективных исследователей, которые возникали при рас­смотрении явной аномалии древней религии, не имеющей богини:

«В связи с общей физиологически обоснованной предрасположенностью человека к вере и поклонению богиням, странно, что еврейская религия, иудаизм, которая исками процветала в регионе популярных культов бо­гинь, осталась ими не затронутой». Оказавшись перед лицом образа, в котором иудаизм предпочитает подавать себя, Патай пишет далее:

«Вот картина, которая предстает перед человеком, когда он начинает рассматривать еврейскую религию через поляризующую призму Моисеевых законов и поучений пророков. Бог явил себя последовательно Адаму, Ною, Аврааму, Исааку и Иакову и дал свои заповеди Моисею на горе Синай. Библейская рели­гия выглядит универсальным монотеизмом, отлитым в жесткую юридическую форму».

Патай указывает, что Бог, будучи чистым духом, сто­ит над земным разделением на мужской и женский пол, но израильтяне постарались ограничить природу Яхве агрес­сивно и бескомпромиссно мужскими терминами. Единый истинный Бог стал «Властелином Вселенной», «Владыкой толп» и «Воителем», в результате чего роль женщины в ре­лигиозном поклонении была сведено к нулю, и — посколь­ку любовь и уважение к великой женщине вызывает такие же чувства по отношению к женщине земной — при исчез­новении богини все женское становится подозрительным и нечистым. Когда Моисей готовил израильтян к воспри­ятию слова Бога, он отдал недвусмысленный приказ: «не подходить к какой-либо женщине», что означало: жен­щины это не только изначальное табу, но и откровения Бога не предназначены для женщин племени. Карен Арм­стронг пишет в своей книге «Конец молчания. Женщины и духовный сан» (1993), «святости Бога было предопре­делено быть несопоставимой с присутствием женщины» и затем спрашивает: «Разве еврейские женщины были на самом деле включены в Завет?».

Однако, судя по открытиям при раскопках в Угарите (современное название Рас-Шамра) в северо-восточном углу Средиземноморья, против всех ожиданий оказа­лось, что женщины занимали достойное место в ранней еврейской религиозной практике, поскольку, согласно надписям на табличках XIV века до н. э., все верили, что у Яхве была невеста. Названная прямо «женой Эля» (Владыки) и даже «Прародительницей Бога», она таким образом как бы хронологически предшествовала Богу и метафорически была выше его по статусу — богиня плодородия Ашерат (или Ашерах) занимала особое мес­то в сердцах и умах своей еврейской паствы. Без сомне­ния, она правила рядом со своим супругом как равная верховная богиня целых 600 лет после появления изра­ильских племен в Ханаане, хотя в пантеоне были и дру­гие бесстыдно языческие священные особы, включая бога Ваала, который часто предстает в Ветхом Завете как чужестранная мерзость.

Ашерах правила многими близлежащими землями под различными именами: табличка XIV века до н. э. из Амарны (письмо ханаанского чиновника своему господину фараону Египта) показывает, что она и более знамени тая богиня Астарта были богинями взаимозаменяемы­ми. Она столь сильно укоренилась в культуре того вре мени, что Элат на южном побережье Акабского залива, возможно, был назван в ее честь, и она прокралась даже в Ветхий Завет Яхве — например, в «Бытии» Лия называет сына своей служанки Зилпах Ашер, хотя ассоциация с Великой богиней намеренно затушевывается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *