Вашингтонская пифия Джин Диксон

287
Просмотров
Вашингтонская пифия Джин Диксон



Хрустальный шар

Эта удивительная женщина десятки лет держала в напряжении глав государств, известных политиков и бизнесменов, голливудских звезд и домохозяек. Она была желанным гостем на телешоу и в семьях богачей. Высшие чиновники Пентагона признавались, что в свое время это ведомство подозревало ее в тайных связях с некими особо информированными источниками за рубежом, неведомо как и почему выдававшими ей совершенно секретные сведения.

Математики вывели закон, который был назван ее именем, а богословы не уставали обвинять эту хрупкую даму в несостоятельных амбициях, когда она, ничуть не стесняясь, заявляла о своей особой миссии, назначенной ей Богом.

Гибельные для нашей цивилизации события, причины и следствия, которые она могла прозревать в неведомом будущем, пугали современников, а отсутствие каких–либо доказательств раздражало ее оппонентов. Люди готовы были преклоняться перед ней, когда пророчества сбывались, и поднимали на смех, если она ошибалась, хотя случалось это крайне редко.

Имя этой женщины, жизнь которой пришлась почти на весь XX век, – Джин Диксон. С этим именем она вошла в историю США как великая пророчица несчастий, которых никто не ждал и к которым не был готов. Когда они случались, власти укоряли себя за то, что не прислушались к предупреждению ясновидящей.

Джин Диксон – урожденная Лидия Эмма Пинкерт – родилась 5 января 1904 года в семье немецких иммигрантов Франка Пинкерта и Эммы Вон Грэффи, обосновавшихся в небольшом городке Медфорд, что в штате Висконсин. У отца был вполне успешный бизнес по торговле древесиной, однако в сорок пять лет он решил отойти от дел, и семья переселилась в Калифорнию, в городок с чарующим названием – Санта Роза. Здесь, в родительском доме, в обществе образованной гувернантки, выписанной из Европы, иезуитского священника и астролога прошли детские годы девочки.

Необычные способности Лидии Эммы проявились очень рано. Когда малышке было около двух лет, она попросила мать дать ей конверт с «черной каемкой». Удивленная миссис Пинкерт пыталась объяснить дочери, что у нее нет такого конверта. Девочка упорствовала, то ли утверждая, что письмо есть, то ли говоря, что оно «скоро придет, и надо пойти и заглянуть в почтовый ящик». Все стало ясно, когда миссис Эмма спустя неделю держала в руках письмо с траурной каймой. В нем сообщалось о смерти близкого родственника из Германии.

Впрочем, Пинкерты не придали этому факту особого значения, как не обращали внимания и на другие предсказания дочери. Например, она могла вдруг сказать, что отец привезет из Чикаго большую черно–белую собаку, хотя ранее речь об этом никогда не заходила. Или что у соседей убегут из клетки кролики. Или угадать, кто именно придет к ним в гости, или какой подарок ей сделают на день рождения. И всякий раз ее слова сбывались. Тем не менее поначалу родители девочки считали такие предсказания просто «удачным совпадением». К тому же все они касались лишь мелких бытовых деталей, которые мало кого всерьез интересовали.

Первое время Эмма просто не осознавала того, что это видела только она одна. Зато мать ее, будучи женщиной религиозной, со временем стала воспринимать способности дочки как дар судьбы. «Если Бог наградил тебя таким могуществом, ты должна использовать его на благо людям», – внушала она. И Эмма начала предсказывать судьбу всем знакомым, а затем и незнакомым людям, которые приходили к ним домой.

Слухи о девочке, умеющей предсказывать будущее, вскоре распространились по округе. А когда ей исполнилось восемь лет, мать показала ее знаменитой гадалке. Внимательно разглядывая ладонь девочки, цыганка сказала:

Ваша дочь будет великой предсказательницей. На ее ладони – рисунок, который говорит о будущем предназначении. Смотрите, – она показала матери ладонь дочери, – здесь звезда Давида с полумесяцем. Такое случается раз в тысячу лет!

Мать была поражена словами гадалки. Тем временем та протянула девочке хрустальный шар со словами:

Посмотри в него и расскажи, что ты видишь.

Девочка посмотрела на шар и вдруг произнесла:

Здесь какие–то скалы... А вот – море!

Цыганка рассмеялась:

Верно! Ты увидела мою родину. Бери шар себе – теперь он будет сопровождать тебя всю жизнь.

Семейная гадалка

Эмма не расставалась с хрустальным шаром ни на минуту, относясь к нему как к величайшей драгоценности. Поначалу просто играла с ним, однако замечала, что видела в нем то, чего почему–то не видел никто другой. Когда в день шестнадцатилетия отец подарил ей автомобиль, то услышал насмешившее его пророчество:

Через семь лет, когда Эвелин исполнится шестнадцать, – сказала Эмма, кивнув в сторону сестры, – тебе придется покупать ей самолет.

И это предсказание сбылось. Повзрослевшая младшая дочь действительно запросила – и получила! – в подарок самолет, а впоследствии стала известной летчицей.

«Раз Бог дал тебе такой дар, ты должна применять его только на пользу людям» – этот завет матери Лидия Эмма часто вспоминала. И лишь один раз нарушила его, когда выиграла автомобиль «линкольн» в лотерее. А дело было так. Однажды вместе с друзьями она оказалась на ипподроме, где разыгрывались разные призы. Главным из них был тот самый автомобиль. Кто–то из компании начал подтрунивать над предсказательницей, дескать, ей никак не выиграть машину. И Эмма не выдержала – ведь такая насмешка затрагивала ее гордость. Закрыв глаза и внутренне сосредоточившись, она положила ладонь на кучу лотерейных билетов и уверенно вытащила один из них, заявив окружающим:

Теперь машина моя!

Через несколько дней в газете была напечатана таблица выигрышей, где первым оказался номер билета, который взяла мисс Пинкерт. Это был единственный случай, когда она воспользовалась своим даром в целях обогащения.

Шли годы, семья не переставала удивляться сюрпризам, которые преподносила подраставшая девочка. Однажды на крещение она точно угадала, какие подарки принесут в их дом родственники. Остановила рассерженную мать, которая ругала брата Эрни за то, что он все свободное время отдавал футболу:

Мама! Очень скоро ты будешь гордиться своим сыном, а я братом! Он будет самым знаменитым футболистом Америки!

Тогда мать с досадой отмахнулась от слов дочери. Однако спустя четырнадцать лет имя Эрни Пинкерта будет вписано в Книгу Почета американского футбола, как самого результативного игрока многих игровых сезонов.

Миссис Диксон

Еще в ранней юности Эмма влюбилась в своего соседа по имени Джеймс. Он был намного старше, женат и вовсе не замечал детской влюбленности соседки, которая многие ночи проводила в размышлениях – уйти ли ей в монастырь назло любимому, или стать актрисой, чтобы сыграть роль Марии Магдалины в знаменитом голливудском фильме того времени о жизни Иисуса Христа.

Со временем Лидия Эмма Пинкерт, устав от неразделенной любви к Джеймсу Диксону, по настоянию родителей вышла замуж за Чарльза Зуеркера – иммигранта из Швейцарии. Случилось это в 1928 году, когда ей было двадцать три года. Между тем, этот факт, по настоянию самой ясновидящей, биографы тщательно умалчивают. Мотивы неясны, но, так или иначе, супруги Зуеркер вскоре развелись, и Лидия Эмма Пинкерт в 1939 году вышла наконец замуж за овдовевшего к тому времени соркадвухлетнего автомобильного дилера Джеймса Ламба Диксона.

Тогда же она изменила свое имя на Джин Диксон. После этого сменила в документах и дату своего рождения, «помолодев» на тринадцать лет. Так она стерла из своей биографии факт первого брака, поскольку ей всегда хотелось быть только миссис Диксон и не упоминать в биографии принадлежавшее ей когда–то имя миссис Зуеркер, тем более что первый муж уже скончался, а Джин навсегда переехала в Вашингтон.

В столице мистер Диксон стал руководителем успешной риэлторской конторы. Помогая супругу в бизнесе с недвижимостью, Джин знакомилась с известными людьми. Среди них были правительственные чиновники, бизнесмены, банкиры, звезды Голливуда. Как бы между прочим миссис Диксон открывала им свои способности к ясновидению, все более заинтересовывая и удивляя их довольно точными прогнозами.

Сам Джеймс Диксон вначале относился к пророчествам супруги скептически. Но, когда он однажды собрался лететь по делам в Чикаго, Джин со слезами на глазах стала настойчиво отговаривать его от этого. Джеймс, видя, как нервничает жена, решил ей уступить и перенес поездку. А наутро газеты сообщили: самолет, на котором он должен был лететь, разбился по пути в Чикаго. После этого Джеймс всякий раз перед серьезным делом советовался с женой, и она его ни разу не подвела.

Тем временем в Европе началась Вторая мировая война, но жизнь в США практически не менялась. В доме Диксонов продолжали собираться друзья и знакомые, появлялись влиятельные гости, привлеченные возможностью услышать от хозяйки дома новые любопытные пророчества или попросить составить гороскоп на себя, собаку или кошку. Вскоре Джин Диксон стала весьма популярной особой в Вашингтоне. Во время войны к предсказательнице не стеснялись обращаться даже высокопоставленные чиновники и дипломаты, желая узнать, как будут развиваться те или иные события. Она часто ездила по госпиталям, давая надежду на лучшее искалеченным на войне людям. Ясновидица советовала им, что предпринять и после выписки из госпиталя.

В январе 1942 года Диксон нанесла визит кинозвезде Кэрол Ломбард. Жена всемирно известного киноактера Кларка Гейбла давно была в дружеских отношениях с Джин. Так что Джин, не тратя лишних слов, уже с порога потребовала, чтобы актриса отменила свою поездку в Индианаполис, где Ломбард намеревалась провести агитационный рейд в пользу военного займа.

Однако Кэрол никак не соглашалась. Немка по происхождению, актриса считала эту поездку своим патриотическим долгом перед страной, которая ее приютила. А поскольку она не верила ни в астрологию, ни в хиромантию, то и предупреждение, что в течение ближайших шести недель ей следует избегать воздушных перелетов, не восприняла всерьез.



И в самом деле, до Индианаполиса Ломбард добралась без приключений. Назад она собиралась возвращаться на поезде, так что вроде опасаться было нечего. Но в последний момент Кэрол изменила маршрут, решив нанести визит мужу, который находился на съемках в Лос–Анджелесе. Супруги из–за съемок часто находились в разлуке, и Кэрол просто соскучилась. В Лас–Вегасе, где самолет делал промежуточную посадку, судьба дала женщине последний шанс: администрация аэропорта попросила ее задержаться и уступить место какому–то офицеру, спешившему в свою часть. Но Ломбард отказала. Спустя 23 минуты после взлета самолет попал в сильную бурю и разбился в горах.

Для американцев гибель любимой актрисы стала настоящей трагедией. Президент Франклин Рузвельт посмертно наградил Ломбард медалью Свободы и распорядился назвать ее именем корабль. Особенно печалилась Джин Диксон: эту смерть можно было предотвратить, окажись провидица более настойчивой.

После этого происшествия Джин получила приглашение вести на радио регулярные сеансы рекомендаций людям, которым предстоит куда–то лететь или отправляться в далекое путешествие на самолетах или пароходах. Тогда же она стала печатать свои гороскопы в крупных американских газетах, получив персональную колонку под названием: «Джин Диксон советует».

Высокопоставленные клиенты

В ноябре 1944 года Джин Диксон пригласил на встречу сам президент Франклин Рузвельт. Он был настолько популярен, что американцы, вопреки всем законам, избрали его хозяином Белого дома в четвертый раз. Многим уже стало казаться, что Рузвельт вечен. И только он сам знал, насколько плохи дела и как резко ухудшилось его здоровье.

Обычно писали, что паралич ног у Рузвельта наступил вследствие полиомиелита, которым он заболел в возрасте семи лет после купания в холодном озере близ имения своих родителей на канадском острове Кампобелло. Однако уже в наши дни многие медики ставят президенту иной диагноз. По их мнению, Франклин стал инвалидом из–за синдрома Гийена–Барре – редкого заболевания, которое называют также острой постинфекционной полинейропатией.

Сегодня врачи берутся за исцеление пациентов с таким диагнозом; есть случаи, когда вчерашние инвалиды становились даже спортсменами. Но во времена Рузвельта все обстояло иначе, и у шестидесятитрехлетнего президента не было никаких иллюзий относительно собственного состояния. Только очень близкие люди знали, каких нечеловеческих усилий ему стоило появиться на людях не в инвалидной коляске, а на костылях: для того чтобы Рузвельт мог пройти несколько метров, его ноги предварительно охватывали стальными скобами...

И вот теперь президент хотел знать, сколько времени ему осталось, чтобы привести в порядок хотя бы часть своих дел. А проблем у него было еще очень много. Соединенные Штаты вели две полномасштабные войны – на Тихом океане и в Европе. Нужно было подумать и о послевоенном миропорядке, и о восстановлении разрушенных войной стран... Сможет ли он все это осуществить или пора подумать о преемнике?

Именно это и хотел выяснить президент у Джин Диксон. А она, когда увидела вблизи человека в инвалидном кресле, впервые за многие годы растерялась. Рузвельт выглядел очень плохо, а говорить ему следовало только правду. Это была тяжкая обязанность, но Джин все же решилась. Помолчав, она вынесла приговор: «Вам осталось шесть месяцев или даже меньше».

Президент в течение нескольких минут тоже молчал, глядя куда–то вдаль – как и всякий человек, он надеялся, видимо, на лучшее. Затем взял себя в руки и стал задавать деловые вопросы: «Как будут развиваться отношения Америки с Россией? Что можно еще сделать для США?..» Джин, подумав, сказала, что Россия после войны союзником США уже не будет. И только в достаточно отдаленном будущем обе великие державы все же объединятся – перед лицом угрозы со стороны красного Китая.

Рузвельт удивился – уж не ослышался ли он?! Ведь с Китаем в то время у США никаких проблем не было, да и красным его назвать было весьма трудно. Но Диксон стояла на своем: Китай станет коммунистическим, а затем еще одной проблемой для США станет Африка... На том они и расстались. На прощание Рузвельт все же спросил еще раз: сколько лет ему осталось? Джин Диксон только развела руками: «Господин президент, этот срок не измеряется годами. Не более шести месяцев».

Франклин Рузвельт еще успел съездить в Ялту на конференцию глав держав–союзников и провел переговоры о послевоенных отношениях государств. А затем скончался в Уорм–Спрингс, где проходил очередной курс лечения, 12 апреля 1945 года. С момента его встречи с Диксон прошло ровно полгода.

За три месяца до смерти Рузвельта, в январе 1945 года, «вашингтонская пифия» сообщила вице–президенту США Гарри Трумэну, что тот вскоре займет высший государственный пост страны. Трумэн действительно стал 33–м президентом Соединенных Штатов и уже с куда большим вниманием отнесся к уверениям Джин о переизбрании на этот пост спустя четыре года.

Зато премьер–министр Великобритании Уинстон Черчилль, посетивший Вашингтон весной того же года, ей не поверил, поскольку был убежден в прочности своих позиций. И выборы в мае 1945–го, как известно, неожиданно проиграл.

А осенью 1946 года пророчица вконец обескуражила одного индийского дипломата предсказанием о предстоящем разделе его страны. И даже указала точную дату этого события – 14 августа 1947 года. И тогда индиец весело пообещал в случае правоты пророчицы съесть... дохлую ворону! Утром 14 августа года он не поленился позвонить Диксон домой и напомнить о предсказании. Однако Джин тогда спокойно сказала, что еще не вечер. А на следующий день все газеты объявили о сенсационном событии: появлении на карте мира нового государства – Пакистана, отделившегося от Британской Индии.

В 1952 году Джин Диксон снова коснулась большой политики. Она предсказала губернатору штата Нью–Йорк Томасу Дьюи, что он проиграет выборы и президентское кресло достанется генералу Дуайту Эйзенхауэру. В результате Дьюи не стал выставлять свою кандидатуру на выборах того года, а напротив, приложил много усилий для победы Эйзенхауэра. А после выборов пророчица предупредила нового главу государства о скором сердечном ударе. Эйзенхауэр предупреждение воспринял серьезно и вовремя обратился к врачам, избежав тяжелых осложнений. Когда же генерал еще находился в госпитале, поправляясь после болезни, Джин сообщила ему, что он будет переизбран на второй срок. Это помогло Эйзенхауэру принять решение второй раз вступить в борьбу за президентское кресло.

А когда Джин предсказала с точностью до года и месяца смерть Сталина (март 1953 года), интерес к ней в политических кругах и в Белом Доме вновь возрос.

1950–е годы отмечены «холодной войной» между супердержавами – США и СССР. Неудивительно, что тогда в центре внимания политического истеблишмента Америки находились прогнозы Джин Диксон. Она была уже известна всему Новому Свету тем, что точно предсказала победу на президентских выборах Гарри Трумэну и Дуайту Эйзенхауэру, а также дату смерти госсекретаря США Джона Фостера Даллеса.

Джин объявила дату убийства в 1948 году Махатмы Ганди, автора знаменитой концепции «ненасильственных действий», примененной им в борьбе за независимость Индии. Позднее этот метод был применен Мартином Лютером Кингом в его противостоянии с расизмом и апартеидом в США. Кстати, дату его убийства в 1968 году Джин тоже предсказала.

Новые откровения

Из уст Джин Диксон продолжали звучать все новые печальные пророчества. Она предугадала самое сильное из когда–либо зарегистрированных на тот момент землетрясений в 1950 году в Индии и Непале, унесшее тысячи жизней. Его мощь была столь колоссальной, что вызвала путаницу в вычислениях сейсмологов. Американские специалисты решили, что оно произошло в Японии, а японские – что в Америке. Катастрофические толчки на протяжении пяти дней сотрясали землю, образуя провалы и снова смыкая их, посылая в небо фонтаны горячего пара и перегретой жидкости, проваливая вглубь Земли целые деревни. Однако почему–то никто не захотел слушать предупреждения Джин Диксон, сделанные за несколько недель до стихийного бедствия.

Четырнадцать лет спустя властями США было проигнорировано предупреждение Диксон о предстоящем разрушительном землетрясении на Аляске. Опечаленная инертностью властей, их недоверием к ее пророчествам, Джин решила создать специальный фонд «Дети – детям», для сбора финансовых средств на поддержку семей и детей, пострадавших от стихийных бедствий.

Между тем, печальные пророчества продолжались. Джин предупреждает о возможной гибели в 1961 году в авиационной катастрофе Дага Хаммаршельда – главы ООН. Безуспешно пытается убедить его не лететь назначенным рейсом. Не прислушавшись к совету пророчицы, Хаммаршельд погибает.

14 мая 1953 года Диксон намеревалась рассказать на телевизионном ток–шоу о своих недавних видениях. Едва ее представили, как один из участников беседы, бывший посол США в СССР в 1936–1938 годах Джозеф Эдвард Дэвис спросил пророчицу:

Миссис Диксон, вы как–то сообщили всем нам, что СССР запустит в небо какой–то блестящий шар, который придаст Советам огромное преимущество.

Сначала там у власти сменятся несколько лидеров, – ответила Джин. – Нынешнего Маленкова сменит невысокий лысый толстячок.

Дипломат рассмеялся:

В России премьеры в отставку не уходят! Они или умирают, или их расстреливают!

Но Джин твердо настаивала на своем, добавив в заключение новые подробности о «летящем шарике»:

Что касается блестящего шарика, могу сказать, что он будет запущен в космос и облетит вокруг Земли. Значит, русские первыми в мире запустят искусственный спутник, что даст им преимущество. А нас этот факт заставит очень серьезно задуматься!

В правоте Джин все смогли убедиться уже на следующий день, когда пророчицу пригласил к себе советский посол Георгий Зарубин. Он вежливо спросил, от кого она узнала о программе запуска искусственного спутника.

От Бога, – просто ответила Джин.

Хитро улыбнувшись, советский посол, атеист и коммунист, не без иронии ответил:

Выходит, Богу известно о советской космической программе больше, чем нам?

Как ни удивительно, эта история имела продолжение. Вскоре после визита к советскому послу к ней пришел важный чиновник из Пентагона. Он самоуверенно заявил, что не намерен выслушивать «бред о каких–то видениях» и потребовал, чтобы Джин честно рассказала ему, откуда она берет эту информацию, – в противном случае ее ждут санкции.

От Бога, – со спокойной улыбкой снова повторила ясновидица.

Санкций от властей не последовало, а через несколько лет весь мир убедился в точности этих пророчеств.

Братья Кеннеди и Мэрилин Монро

Источники предсказаний Диксон можно приблизительно разделить на две группы: откровения, являющиеся, по ее словам, видениями неизбежных событий, формирующих судьбу мира, и ощущения, служащие предзнаменованиями событий, которые не обязательно должны произойти. Откровения случаются гораздо реже, однако их значимость и масштабы гораздо существенней. «Все мои откровения касаются международных ситуаций, – говорила Джин, – и никогда не вращаются вокруг отдельного человека».

Ее предсказание смерти 35–го президента США Джона Кеннеди, несомненно, являлось откровением. За одиннадцать лет до трагедии Джин несколько дней не покидало странное ощущение какого–то ожидания – одно из тех, что всегда предшествуют ее самым драматическим откровениям. Ощущение реализовалось после того, как сумрачным дождливым утром Диксон отправилась в вашингтонский собор Святого Матфея и остановилась перед статуей Девы Марии. Внезапно перед ее мысленным взором возник мерцающий образ Белого дома, над крышей которого начали проступать цифры 1–9 – 6–0, вскоре затемненные опустившейся на купол черной тучей. Перед главным входом стоял молодой мужчина. Джин наблюдала за ним неотрывно, и внутренний голос сказал ей, что в 1960 году этот человек станет президентом Соединенных Штатов, но будет убит еще до истечения срока пребывания у власти.

В 1956 году в журнале Parade появилась короткая статья Джины. Она сообщала, что на выборах в 1960 году победят демократы. В этой же статье она обрисовала портрет претендента на пост президента США от демократической партии: молод, хорош собой, у него каштановые волосы и голубые глаза... Такой «романтический» портрет претендента немало позабавил читателей, особенно из числа политической элиты, хотя многие, знавшие амбициозного и перспективного молодого конгрессмена–демократа Джона Кеннеди, имя которого Джин тогда не упомянула, были очень удивлены поразительным сходством.

В той же статье Джин писала: «Этот победитель президентских выборов будет убит при исполнении своих обязанностей. Когда это случится – в первый период избрания или второй, –сказать трудно, но я уверена, что этот президент США будет убит».

В 1960 году Кеннеди действительно был избран главой государства. Благополучно проработав три года, преодолев Карибский кризис – один из самых опасных моментов в истории противостояния с СССР в годы «холодной войны», – он решает вступить в борьбу с республиканцем Ричардом Никсоном за право быть избранным вторично на пост главы государства. Тогда же Джин Диксон подтвердила, что убийство Кеннеди случится где–то на юге страны, а убийца будет носить фамилию, начинающуюся на букву О или Q. Эти прогнозы тогда мало кто воспринимал всерьез.

Между тем, беспокойство Джин росло. Она видит рядом с Кеннеди голливудскую звезду Мэрилин Монро. Однажды Диксон привиделось, что актриса лежит мертвая в какой–то квартире. Она попыталась предупредить кинодиву о некой опасности, которая ей грозит, и попросить быть осторожной. Случайно увидев Мэрилин на одной вечеринке, Джин отводит ее в сторонку: «Вам грозит опасность». Услышав насмешливую реплику кинозвезды: «И кого мне следует остерегаться?», пророчица молча отошла в сторону. Что она могла сказать тогда? Рассказать этой яркой веселой красавице о печальном сюжете, привидевшемся ей в глубинах хрустального шара, где она лежала бездыханной?.. Трагедия случилась спустя несколько дней.

Что касается любимого мужчины кинозвезды, Джона Кеннеди, которого она безуспешно домогалась, отправляясь вслед за ним из штата в штат во время второй избирательной кампании, призывая своих фанатов голосовать за него, то Джин Диксон просто не знала, что ей делать. Снова и снова являлись ей страшные видения. Но как спасти его от неминуемой гибели на глазах миллионов американцев?

В январе 1963 года она сообщила, что Кеннеди будет мертв к концу года. Затем сроки прояснились, и в апреле она сообщает о вероятности злодеяния в ноябре. Она пытается в своих радиопередачах предупредить Кеннеди об опасности, подстерегающей его в Далласе, и просит секретаря президента Джона Нэбла не планировать каких–либо политических мероприятий в Далласе. Спустя полтора часа после разговора с Нэблом прозвучал роковой выстрел.

Так или иначе, но именно предсказанное убийство Кеннеди принесло Джин Диксон мировую известность. Все ее предшествующие пророчества вызывали в обществе обычное любопытство, но имя провидицы не звучало за пределами США. А теперь, после предсказанной гибели Джона Кеннеди и Мэрилин Монро, Джин Диксон становится постоянным гостем всех мировых таблоидов. В 1965 году известная колумнистка (автор персональной газетной колонки) Рут Монтгомери после многочасовых бесед с ясновидящей написала книгу о ее жизни и предсказаниях. Эта книга под названием «Дар пророчества: феноменальная Джин Диксон» тут же разошлась по всему миру миллионными тиражами.

А вот убийства Роберта Кеннеди, утверждает Джин, можно было бы избежать. Удостоверившись в нависшей над сенатором угрозе, она опять–таки попыталась поставить его в известность, и на сей раз ее послание было замечено. Однако на ход событий это уже не повлияло. 28 мая 1968 года во время выступления перед собравшимися в актовом зале отеля «Амбассадор» в Лос–Анджелесе Джин увидела в этом здании роковые знамения. Покинув зал, она испытала явственное предощущение убийства и позднее сказала друзьям, что ступала по месту, где погибнет Кеннеди. Тут же было сделано несколько телефонных звонков Роуз Кеннеди, матери сенатора, но они, увы, остались без ответа. Неделю спустя Роберт Кеннеди был застрелен в отеле «Амбассадор».

«Сторонний наблюдатель»

По воспоминаниям современников, Джин была очень общительна, питала слабость к нелепым головным уборам и ярким драгоценностям, но при этом отличалась большой скромностью. Ясновидящая никогда не ела мяса, не курила и не пила алкоголя. Каждое утро она начинала с прочтения 23–го псалма, обратив голову на восток, затем шла в церковь к мессе. Себя она называла вестником Бога, свой уникальный талант – Его даром. «Изучение Библии вдохновляет меня, – говорила она, – поскольку она наглядно демонстрирует, что, несмотря на разницу в формах поклонения и религиозных концептах, мы все обращены к одному духовному источнику, откуда происходит все во Вселенной – видимое и невидимое, слышимое и неслышимое».

Представители церкви и богословы жестко критиковали заявления Диксон о ее божественной миссии. Однако провидица отказывалась вступать с ними в полемику. Все свои силы она тратила на популяризацию своей деятельности и благотворительность. Она была частым гостем на радио– и телешоу, читала лекции, вела астрологическую колонку в газете. Журналисты любили Диксон. Ни один таблоид не обходился без ее прогнозов на наступающий год.

Впрочем, миссис Диксон и сама часто бралась за перо, издавая одну за другой книги и брошюры на самые разнообразные темы – от жизнеописания Иисуса Христа до «кухонных гороскопов». Она читала вслух выдержки из книг для записи грампластинок и патронировала первую в мире службу «Гороскоп по телефону». А в 1968 году вышла в свет «Игра судьбы Джин Диксон: карточная игра для любителей нумерологии и астрологии». На коробке было написано: «Авторский гонорар, полученный от продажи, будет направлен в фонд «Дети – детям»». Деньги на благие цели поступали не только от продажи игры, но и выделялись ясновидящей из своих гонораров за публикации и выступления. «Какой бы силой я ни была наделена во благо остальных, в случае злоупотребления я могу легко ее лишиться», – часто подчеркивала Диксон.

«Когда меня просят объяснить мой дар предвидения будущего, – объясняла она, – я отвечаю, что не могу сделать это, как не могу определить, что такое любовь или электричество. Когда меня просят объяснить, почему мои пророчества связаны исключительно со смертью, я отвечаю, что это не так. Многие мои предсказания полны счастливых событий для людей – они просто не попадают в газетные заголовки».

Некоторые из отмеченных предсказаний были наивны, другие смешны, но все их объединяла искренняя заинтересованность Джин Диксон. Баронесса Китти ван Эммон рассказывала журналистам о том, что в 1944 году она была влюблена в молодого американского офицера, а Диксон, ее приятельница, не одобряла этого романа. Однажды, пытаясь отговорить Китти от встреч с военным, она высказалась совершенно определенно: «Он никогда не женится на вас. И скоро навсегда исчезнет из вашей жизни».

Тогда еще никто не знал, насколько это предсказание будет точным и страшным. Военный гидроплан, в котором находился офицер, затонул в реке Потомак, а из семи человек спасти удалось только троих. Были найдены тела еще трех погибших, но седьмого, которым и был знакомый Китти ван Эммон, так и не нашли.

Некоторое время спустя Диксон предсказала своей приятельнице, что она выйдет замуж непременно за рыжего мужчину, хотя та определенно недолюбливала рыжих. Через некоторое время среди знакомых баронессы появился Дж. Р. Джордан – майор с рыжими волосами, который и стал ее мужем.

Джейн Диксон не делала секрета из своего дара. Она рассказывала, что информация о будущих событиях поступает к ней по нескольким каналам. Во–первых, это – знамения, которые возникают при физическом соприкосновении предсказательницы с человеком. Этот контакт, по словам Диксон, помогает ей настроиться на его личную волну, уловить его вибрации, и тогда перед ней предстает вся его жизнь – и в прошлом, и в будущем. Как говорила сама Джин, «более могущественная сила, чем моя, возжелала этого. Я остаюсь лишь сторонним наблюдателем».

Вторым источником информации являлся ее хрустальный шар. И наконец, третий, главный источник ее предвидений – это видения. Иногда ясновидящая чувствовала их приближение за два–три дня, но порой они возникали и совершенно неожиданно. «Когда видение нисходит на меня, все, даже воздух вокруг меняется, – говорила Джейн Диксон. – Меня переполняет неописуемое чувство любви и мира. Я чувствую, что парю в вышине, откуда открываются бескрайние горизонты, которые почему–то не видят все остальные. Причем видение всегда абсолютно законченно, вплоть до мельчайших деталей. Его не нужно толковать, оно открывается сразу и целиком... И конечно, в такие моменты испытываешь безмерную любовь к Богу...»

Последний звонок

В декабре 1966 года в США готовилась к полету на Луну тройка астронавтов – Вирджил Гриссом, Эдвард Уайт и Роджер Чаффи. На полигоне НАСА шли напряженные тренировки. Поздним вечером в квартире руководителя тренировок Ф. Стаута раздался телефонный звонок. Трубку взяла его жена. Она была немало удивлена, услышав взволнованный голос миссис Диксон, которую знала вся страна. «Я вижу, как астронавтам грозит гибель. На полу ракеты лежит что–то странное, тонкое, наподобие фольги. Если на нее упадет инструмент или кто–то наступит каблуком, быть беде! Под полом я вижу клубок спутанных проводов. Я вижу, как астронавты погибают и в клубах огня и дыма их души покидают капсулу».

Неизвестно, передала ли жена своему ответственному супругу это сообщение, но доподлинно известно, что оно прозвучало за месяц до трагических событий. 27 января 1967 года во время тренировки внутри «Аполлона–1» заживо сгорели трое американских астронавтов. Короткое замыкание проводов под креслом Роджера Чаффи в атмосфере чистого кислорода мгновенно переросло в бушующее пламя.

После смерти Джин Диксон в 1997 году ФСБ рассекретило ее досье. В нем было открыто несколько фактов о готовящемся покушении на великую пророчицу. Впрочем, подробностей об этом было совсем немного. К тому же Джин никогда покушений не опасалась. Этим она заставляла врагов растерянно недоумевать или злиться. Дату собственной кончины она знала и никогда никого не боялась.

В досье был представлен дневник Джин. В год ее смерти были опубликованы фрагменты с описанием каких–то непонятных видений, представших в ее воображении: «Нью–Йорк... 11 сентября 2001 года... “Близнецы”... Огонь, дым... Три тысячи погибших».

Тогда никто из прочитавших эту последнюю запись ничего не понял. Смысл записи стал ясен лишь в день случившейся катастрофы, когда в башни–«близнецы» Всемирного торгового центра с получасовым интервалом врезались ведомые террористами–смертниками два пассажирских самолета и огромные здания с людьми, окутанные огнем и дымом, рухнули на землю. Всю страну охватил ужас после этой страшной трагедии, которая привиделась почти шесть лет назад великой пророчице. Умерла Джин Диксон 2 января 1997 года, так и оставшись загадкой для ученых, исследующих тайны человеческой психики и возможности выдающихся людей.