«Огромное небо — одно на двоих…»: Борис Капустин, Юрий Янов

523
Просмотров



Юрий Николаевич Янов родился 2 августа 1931 г. в Вязьме в семье железнодорожника. Закончив в 1950-м среднюю школу, поступил в Рязанское военное училище штурманов и был направлен на службу в ГСВГ (Группу советских войск в Германии).

Борис Владиславович Капустин родился 11 декабря 1931 г. в поселке Урупский Краснодарского края. Окончил школу-семилетку в Ростове-на-Дону, затем учился в Ростовском индустриальном техникуме, где получил специальность «мастер производственного обучения (техник-механик)». В 1951-м поступил в Кировабадское военное авиационное училище летчиков. 21 ноября 1954-го, закончив учебу, начал службу — сначала на Севере, потом в ГСВГ. Летал на реактивных бомбардировщиках Ил-28.

После переподготовки в Новосибирске капитан Капустин и старший лейтенант Янов — командир и штурман — составили экипаж реактивного многоцелевого самолета Як-28, вернее, его новейшей версии Як-28П (истребитель-перехватчик). Служили в 668-м авиационном полку 132-й бомбардировочной дивизии 24-й воздушной армии. Полк дислоцировался в городке Финов, километрах в сорока к востоку от Берлина.



6 апреля 1966 года звено Капустина получило приказ перегнать самолеты, прибывшие в воинскую часть, на другой аэродром. В 15.30 звено Як-28П поднялось в воздух и легло на курс. Первым шел самолет Капустина. Однако через четыре минуты после набора высоты он вдруг начал резко терять скорость. Приказав ведомому, капитану Подберезкину, продолжать полет, Капустин начал предпринимать попытки выровнять машину, но обнаружил, что на Яке из-за помпажа (оборвалась роторная лопатка компрессора) вышли из строя сразу оба двигателя. Выход был один — немедленно катапультироваться. Но когда облачность внизу стала редеть, Капустин и Янов поняли — внизу жилые районы Берлина…

Неимоверным усилием летчики отвели самолет от города. Показался лес, но через минуту стало понятно — это не лес, а кладбище. На Пасху, в воскресенье, оно было переполнено посетителями. Капустин повернулся к штурману.

— Юра, тебе надо сейчас прыгать.

Но старший лейтенант Янов знал, что выстрел его катапульты даст снижение высоты и так неуправляемому самолету. Ответ был короток:

— Борис Владиславович, я с вами.

Внизу блеснула вода. Это было озеро Штёссензее. Решили садиться на воду, приготовились к приводнению, отстегнули ремни… И тут увидели перед собой дамбу с шоссе, по которому неслись автомобили. Последним усилием Капустин поднял почти не управляемую машину вверх, заставив ее перелететь через препятствие. С шумным всплеском Як-28 ушел под воду, на два метра зарывшись в плотный слой ила…

Поскольку катастрофа произошла в английском секторе Западного Берлина (до советского сектора было полкилометра), первыми на место трагедии прибыли британские саперы во главе с бригадным генералом Дэвидом Уилсоном. Первым делом они бросились… нет, не доставать тела погибших героев, а искать новую радиолокационную станцию «Орел-Д», которой оснащались Як-28. Делегацию советских военных во главе с генералом Владимиром Булановым к месту падения машины не допустили, причем дело едва не дошло до стрельбы. Нашим оставалось только издалека наблюдать в бинокли процесс подъема самолета… Лишь 8 апреля англичане соизволили наконец передать советской стороне тела капитана Капустина и старшего лейтенанта Янова.

На траурную церемонию прощания с героями каждый город ГДР прислал свою делегацию. Людей, желающих отдать последние почести русским воинам, было столько, что несколько часов, пока на аэродроме готовились к отправке останков летчиков на родину, колонна немецких граждан с венками и цветами двигалась непрерывно.

Ю. Н. Янов был похоронен в Вязьме, Б. В. Капустин — в Ростове-на-Дону. В один день с ним хоронили и его отца, который не перенес известия о гибели сына.

10 мая 1966 г. герои были посмертно награждены орденами Красного Знамени. Подвиг двух русских летчиков, спасших Берлин, до сих пор помнят в столице Германии. В ФРГ существует три мемориала, посвященных Капустину и Янову, ежегодно 6 апреля проходят мероприятия, связанные с очередной годовщиной подвига, бережно восстановлен и самолет героев (он установлен в качестве мемориального знака). Такой же Як-28 стоит как памятник и в ростовском районе Военвед. Но в отличие от немецкого он, как это ни грустно, пребывает в крайне запущенном состоянии…

А лучшим памятником Борису Капустину и Юрию Янову стала пронзительная песня «Огромное небо», которую написали поэт Роберт Рождественский и композитор Оскар Фельцман. Самое знаменитое исполнение этой песни принадлежит Эдите Пьехе.