Вторая мировая война: изменение условий борьбы на коммуникациях в Атлантике весной 1943 г

Несмотря на то что союзники еще в мае 1943 г. захватили инициати­ву в борьбе на коммуникациях в Атлантике, немецко-фашистское командование на протяжении второй половины года настойчиво пыталось по­вернуть ход событий в свою пользу. Окончательное закрепление перелома, достигнутого союзниками в борьбе на коммуникациях в Атлантике, про­изошло в конце года.

Во второй половине октября гитлеровское командование из-за больших потерь подводных лодок фактически прекратило операции против конвоев на главном направлении — коммуникациях США—Великобри­тания. В условиях возросшей мощи ПЛО союзников даже выход немец­ких лодок из баз и переход к районам боевых действий превратился для них в сложную проблему.

Увеличение радиуса действий самолетов, оснащение их новыми усовершенствованными радиолокационными средствами обнаружения при­вели к тому, что подводные лодки не могли действовать в надводном поло­жении, а это резко снизило маневренность и оперативность их исполь­зования. Кроме того, рост численности корабельных противолодочных сил, обеспечивавших охранение конвоев, а также создание корабельных противолодочных поисково-ударных групп привели к тому, что немецкие подводные лодки несли тяжелые потери, а эффективность их действий против судоходства союзников резко снизилась.

Самолеты, предпринимавшие внезапные стремительные атаки, были для подводных лодок наиболее грозным противником. Так, в 1943 г. на долю авиации приходилось более 74 процентов потопленных в море немецких лодок.

Большое значение для достижения успехов на коммуникациях Атлан­тики имело изменение союзниками способов защиты конвоев и борьбы с немецкими подводными лодками. До весны 1943 г. обеспечение конвоев носило преимущественно пассивный характер. Корабли ПЛО, в том числе и эскортные авианосцы, находившиеся в составе конвоя, атаковали немецкие лодки лишь при их обнаружении. В апреле—декабре противо­лодочные силы союзников, и прежде всего авиация берегового базиро­вания и авианосные поисково-ударные группы, вели активные наступа­тельные действия, предпринимая поиск и преследование вражеских ло­док в обширных районах своего судоходства, на выходах из баз, на пу­тях следования в районы действий.

Повысили активность береговая авиация и силы флота Великобритании, привлекавшиеся для блокады баз немецких подводных лодок в Бис­кайском заливе. Противолодочные самолеты, оборудованные радиолока­торами и прожекторами, днем и ночью непрерывно патрулировали над заливом. Обнаружив лодку, они немедленно вызывали другие самолеты и корабли, а сами атаковали противника. С 1 мая по 2 августа англий­ская авиация потопила 28 и повредила 22 из 270 подводных лодок, выхо­дивших из баз Бискайского залива или возвращавшихся обратно С июня на подходах к Бискайскому заливу начала действовать поисково-удар­ная группа противолодочных кораблей во взаимодействии с базовой авиацией. В заливе были развернуты английские подводные лодки, однако их действия против лодок противника оказались безрезуль­татными.

Возросшая опасность вынудила немецкие лодки совершать переходы в Бискайском заливе в подводном положении, что резко снизило их потери. С 3 августа по 31 декабря в этом районе было потоплено толь­ко 4 лодки. А всего с 1 мая по 31 декабря союзники в Бискайском зали­ве и в районах, непосредственно примыкавших к нему, уничтожили 32 подводные лодки из 505, совершавших переход из французских портов и возвращавшихся в них.

В апреле—декабре 1943 г. на одну потопленную немецкую подводную лодку приходилось в среднем 0,8 погибших торговых судна союз­ников и нейтральных стран. Соотношение потерь лодок и судов в марте 1943 г. составляло 1:6, а в 1942 г. — 1:13,6. Таким образом, в последние 9 месяцев 1943 г. произошел резкий скачок в эффективности действий немецких подводных лодок.

Промышленность Германии с большим трудом восполняла потери флота. За апрель—декабрь было построено 220 подводных лодок и потеряно 204, из них в Атлантике — 180. Если в марте — в период максимальных успехов в 1943 г. — немецкие подводные лодки потопили в Атлантике 76 торговых судов союзников, то за последние семь месяцев 1943 г. они уничтожили всего лишь 66.

Выполнение немецкой программы строительства военно-морского флота срывалось. Вместо 40 подводных лодок в месяц, намеченных пла­ном, в июне—декабре строилось по 25 единиц. В строй вступало значи­тельно меньшее количество надводных кораблей, чем планировалось. Было построено 10 эсминцев и миноносцев и 178 малых кораблей других классов.

В 1943 г. гитлеровцы построили 290 и потеряли 245 подводных ло­док . Наиболее тяжелые потери они понесли от базовой авиации США и Англии, уничтожившей на Атлантическом театре военных действий самостоятельно 113 и во взаимодействии с кораблями (включая и авианос­цы) 7 немецких подводных лодок . 125 лодок погибли на этом и других морских театрах в результате атак надводных кораблей, авиации, подры­ва на минах и по другим причинам. В ноябре 1943 г. Йодль отмечал: «Наступивший кризис в действиях немецкого подводного флота является следствием превосходства вражеской авиации в районе Атлантического океана».

Существенные изменения произошли в соотношении потерь от атак немецких подводных лодок и строительстве новых тортовых судов союзников. Если в 1942 г. союзники и нейтральные страны в результате действий немецких подводных лодок на Атлантическом театре лишились 1017 судов, то в 1943 г. они потеряли только 301. Потери в судах от вра­жеских надводных сил и авиации были незначительными: в апреле — декабре 1943 г. в Атлантике и на других театрах авиация противника потопила 60, а надводные корабли только 9 судов. Количество судов, построенных союзниками осенью, в десять раз превосходило число по­топленных. В 1943 г. США спустили на воду 1625 торговых судов общим тоннажем около 11,5 млн. брт., Англия — 1844 (учитываются суда водо­измещением более 1600 брт). К концу октября 1943 г. союзники воспол­нили все потери торгового тоннажа, которые понесли с начала второй мировой войны.

Уменьшение подводной угрозы существенно облегчило доставку стра­тегических грузов и массовые перевозки войск и вооружения из США в Англию. В апреле—декабре 1943 г. в английские порты через Северную Атлантику прибыло 54 «оперативных конвоя», доставивших 624 600 сол­дат и офицеров. Во второй половине 1943 г. из Англии через Атланти­ческий океан проследовало 62 конвоя (3201 судно), а из Америки — 50 (2485 судов). За этот же период 14 конвоев (161 судно) доставили из Англии в порты Средиземного моря 370 048 солдат и офицеров; 31 конвой (75 судов) перевез на Ближний и Дальний Восток 165 627 военнослужащих. В 1943 г. импорт в Англию стратегического сырья, продовольст­вия и других грузов превысил 26 млн. тонн.

Однако благоприятно сложившуюся в 1943 г. обстановку союзники не использовали для решения важнейшей стратегической и политической проблемы второй мировой войны — открытия вюрого фронта в Европе. Кроме того, несмотря на достигнутое господство в Атлантике и наличие тысяч торговых судов и боевых кораблей, в течение восьми месяцев (с марта до ноября) они не направляли своих конвоев в Мурманск и Архангельск. Эти факторы в значительной мере снизили значение успеха союзного флота.

В буржуазной литературе преднамеренно преувеличивается влия­ние борьбы американо-английских флотов на ход второй мировой войны. «Битва за Атлантику, — писал У. Черчилль, — имела решающее значение для всего хода второй мировой войны. Мы должны были постоянно помнить о том, что все происходящее в других местах — на суше, на море и в воздухе — в конечном счете зависело от исхода этой битвы...». Это необъективное утверждение У. Черчилля разделяют многие буржуаз­ные историки.

Правильная оценка отдельных событий второй мировой войны возможна лишь при сопоставлении и рассмотрении их во взаимосвязи с об­щим ходом вооруженной борьбы, и прежде всего с изменениями стратеги­ческой обстановки на советско-германском фронте — решающем фронте этой войны. Исход борьбы в Атлантике во многом предопределялся ко­лоссальными потерями фашистского рейха, понесенными на Востоке. Из-за тяжелых поражений, нанесенных Советской Армией вермахту, гитлеровское командование не смогло выделить необходимые средства для повышения мощи военно-морского флота в такой степени, чтобы он смог нарушить коммуникации между Великобританией и США. «Лишь благодаря Советским Вооруженным Силам, приковавшим к себе основ­ную, большую и лучшую часть вооруженных сил гитлеровской Герма­нии, — подчеркивал Адмирал Флота Советского Союза С. Г. Горшков, — США и Англия смогли выиграть «битву за Атлантику».

То, что «битва за Атлантику» в огромной степени зависела от хода борьбы на советско-германском фронте, был вынужден признавать Дениц. Оценивая положение вермахта после разгрома под Сталинградом, он заявил: «Наше поражение под Сталинградом, несомненно, привело к решающему повороту в нашей общей стратегической обстановке. Потеря 6-й армии в этой битве показала ясно, что гитлеровский план, который начал осуществляться с июня 1941 г. с целью добиться победы над Россией и таким способом укрепить свои позиции на континенте и обусловить благодаря этому бесперспективность дальнейшего ведения войны со сто­роны морской державы Англии, потерпел крушение. Отныне мы уже больше не могли надеяться, что сумеем добиться победы над русским про­тивником. Наоборот, немецкая армия в России вынуждена была отсту­пать на запад и вести тяжелые оборонительные бои. Эта обстановка на восточном фронте явилась, следовательно, одной из причин, почему немецкие вооруженные силы вообще уже не могли рассчитывать на победу в этой войне. Затем в мае 1943 г. произошел крах подводной войны».

Кризисная ситуация, сложившаяся для немецкого подводного фло­та, не означала, что США и Великобритания одержали окончательную победу в Атлантике. Немецкое командование не отказалось от намерения продолжать борьбу с целью нарушения коммуникаций союзников в Ат­лантическом океане. Однако оно убедилось в том, что в условиях качест­венного изменения состава сил противолодочной обороны США и Вели­кобритании нельзя вести успешную борьбу подводными лодками преж­них типов. Поэтому в Германии во второй половине 1943 г. был принят план ускоренного строительства подводных лодок XXI и XXIII серий. Рост количества немецких подводных лодок, перевооружение и техниче­ское оснащение, а также дальнейшее совершенствование способов исполь­зования их вынудили США и Великобританию считаться с возможностью увеличения подводной угрозы, наращивать силы противолодочной оборо­ны.

В 1943 г. союзным силам удалось достичь перелома в борьбе на коммуникациях в Атлантике. Это в решающей мере объяснялось тем, что фашистская Германия была вынуждена использовать большую часть материальных и людских ресурсов для ведения войны против СССР и поэтому не могла в достаточной мере наращивать мощь своего флота и вы­делять необходимое количество самолетов для обеспечения операций подводных лодок в Атлантике. В достижении перелома в «битве за Ат­лантику» большую роль сыграли: превосходство сил союзных флотов над немецким флотом, непрерывно повышавшееся за счет массового строительства кораблей и пополнения авиации; переход союзников к активным наступательным действиям против немецких подводных ло­док в Атлантике одновременно с блокадой их баз в Бискайском заливе; широкое применение новых радиолокационных средств и использование развитой системы базирования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *