«Красный май» во Франции

619
Просмотров



После прихода в 1958 г. к власти генерал де Голль фактически установил в стране авторитарный режим. Естественно, что это была не прихоть президента, а суровая необходимость. Экономика поднималась, а вот социальная сфера отставала. 6 миллионов французов жили за чертой бедности. На заводах практиковались сверхурочные, при этом зарплата оставалась на прежнем уровне. Абсолютно игнорировались интересы иммигрантов. Выходцам из малообеспеченных семей было практически невозможно получить высшее образование. В университетах действовали жесткие внутренние уставы, но, несмотря на это, постоянно проходили студенческие манифестации, быстро росло число левацких и анархистских организаций. Однако генерал де Голль продолжал проводить свою жесткую политику.

В начале 1967/68 учебного года студенты были возмущены своим бесправием перед администрацией. Они считали, что им навязывают ненужные предметы и используют устаревшие методики преподавания. На занятиях в университетах не затрагивались волнующие студенчество проблемы. Студенты требовали, чтобы им дали возможность изучать Маркса и Сартра. Кроме того, молодежь резко критиковала традиционные буржуазные идеалы и условности.

9 ноября 1967 г. несколько тысяч студентов провели митинг в Париже, требуя отставки министров образования и культуры. Акция протеста переросла в митинг памяти Че Гевары. Студенты скандировали: «Че – герой, буржуазия – дерьмо! Смерть капиталу, да здравствует революция!»

21 ноября в Нантере, пригороде Парижа, группа молодых людей осадила здание ректората и вынудила администрацию допустить студентов к работе органов самоуправления университета. В декабре во Франции состоялась «Неделя действий студентов». Всего с февраля по апрель 1968 г. в стране произошло 49 крупных студенческих выступлений. Протесты перерастали в открытые столкновения с полицией. Арест шести активистов Комитета защиты Вьетнама послужил причиной состоявшегося 22 марта 1968 г. в Нантере митинга, в ходе которого студенты захватили административный корпус университета. Было создано «Движение 22 марта», руководителем которого стал Даниэль Кон‑Бендит – Красный Дани. Его сторонники строили баррикады, ввязывались в драки с полицией, разбрасывали листовки. Студенты Нантера вытеснили полицейских из университета.



«Движение 22 марта» ориентировалось на идеи так называемого «Ситуационистского Интернационала» и его вождя Ги Дебора, который считал, что Запад уже достиг товарного изобилия и пора устраивать «революцию повседневной жизни». Это означало отказ от работы, подчинения государству, уплаты налогов, выполнения требований законов и общественной морали. Освобожденный от буржуазных предрассудков человек должен был заняться свободным творчеством.

Начался «Красный май». Национальный студенческий Союз Франции (ЮНЕФ) призвал студентов к забастовке. 1 мая 100 тысяч человек вышли на улицы Парижа. Толпа скандировала: «Работу молодежи!» Провозглашались требования 40‑часовой рабочей недели, отмены последнего постановления о сокращении программы социального обеспечения.

3 мая ректор Сорбонны вызвал полицию, которая атаковала студентов, применив слезоточивый газ. Студенты взялись за булыжники. Столкновения охватили весь Латинский квартал. 4 мая Сорбонна была закрыта. 5 мая 13 студентов были осуждены парижским судом. В ответ студенты создали Комитет защиты против репрессий. На следующий день 20 тысяч демонстрантов прошли по Парижу, население встречало их аплодисментами. Город превратился в арену столкновений студентов и полиции.

7 мая бастовали уже все высшие учебные заведения и большинство лицеев Парижа. Студентов поддержали профсоюзы преподавателей, учителей и научных работников и Французская лига прав человека. Крупнейшие представители французской интеллигенции – Сартр, Саган, Мориак и др. – выступили в поддержку студентов. К акции присоединились коммунисты, социалисты и левые радикалы. Повсюду в Париже были видны красные флаги и раздавалось пение Интернационала.

В ночь с 10 на 11 мая по улицам носились машины полиции, «скорой помощи» и пожарных. Отступавшие под натиском спецподразделений полиции студенты поджигали автомобили. 13 мая профсоюзы призвали рабочих поддержать студентов, и Франция была парализована всеобщей 24‑часовой забастовкой. В Париже прошла 800‑тысячная демонстрация, в первом ряду которой шли руководитель Всеобщей конфедерации труда (ВКТ) Ж. Сеги и Д. Кон‑Бендит. Сразу после демонстрации студенты захватили Сорбонну. Они создали «Генеральную ассамблею», которая объявила Парижский университет «автономным народным университетом». Сорбонной стал управлять оккупационный комитет из 15 человек. По требованию анархистов состав комитета каждый день обновлялся.

По всей Франции рабочие захватывали предприятия. Над воротами многих заводов и фабрик появились надписи «Занято персоналом», над крышами развевались красные флаги. 15 мая студенты захватили парижский театр «Одеон» и превратили его в дискуссионный клуб. Забастовки охватили автозаводы «Рено», судоверфи, больницы.

16 мая на домах Латинского квартала были наклеены плакаты: «Запрещается запрещать!», «Будьте реалистами – требуйте невозможного!», «Секс – это прекрасно! (Мао Цзэдун)», «Университеты – студентам, заводы – рабочим, радио – журналистам, власть – всем!».

К 16 мая закрылись порты Марселя и Гавра. На блок‑постах, сооруженных транспортными рабочими, дежурили школьники. Работницы заводов взяли под свой контроль снабжение магазинов продовольствием. 20 мая число бастующих достигло 10 миллионов человек, на заводах были образованы комитеты действия, в провинции профсоюзы начали бесплатное распределение товаров и продуктов нуждающимся.

22 мая студенты устроили в Латинском квартале «ночь гнева», было подожжено здание Парижской биржи. 24 мая президент выступил по радио с речью, в которой признал, что доля участия французского народа в управлении обществом ничтожна. 25 мая начались переговоры между правительством и профсоюзами. Выработанные соглашения предусматривали увеличение зарплаты, однако ВКТ призвала к продолжению забастовки. В ответ на это власти во многих городах применили силу, из‑за чего ночь 25 мая получила название «кровавая пятница».

30 мая де Голль объявил о роспуске Национального Собрания и проведении досрочных парламентских выборов. В тот же день сторонники де Голля провели 500‑тысячную демонстрацию на Елисейских Полях. Своим указом президент отправил в отставку 9 министров. В начале июня профсоюзы добились новых экономических уступок, после чего волна забастовок пошла на убыль. Предприятия, захваченные рабочими, были возвращены хозяевам. 12 июня была запрещена деятельность большинства левацких группировок, Д. Кон‑Бендит был выслан в ФРГ. 14 июня полиция очистила от студентов «Одеон», 16‑го – Сорбонну.

На выборах 23 и 30 июня напуганный призраком революции средний класс проголосовал за голлистов. 7 июля в телевизионном обращении де Голль сказал: «Этот взрыв был вызван определенными группами лиц, бунтующими против современного общества, общества потребления, механического общества. Людьми, обожествляющими негативность, разрушение, насилие, анархию; выступающими под черными знаменами».

Одним из итогов «Красного мая» было удовлетворение ряда социальных требований трудящихся (увеличение пособий по безработице и т. д.). Студенческие протесты побудили к демократизации высшей и средней школы. 28 апреля 1969 г. де Голль ушел в отставку после того, как были отклонены его предложения по конституционной реформе.

Май 1968 года обнажил глубокие проблемы современного промышленного общества. Рациональное сознание европейцев дало сбой. Ценностью для студентов был сам протест. Но это и стало причиной того, что их движение фактически закончилось ничем. Правительство отсекло от студенческих бунтарей рабочих, пойдя с ними на переговоры, а у самой молодежи конструктивной программы не было.