Первый монастырь на Москве

Первый монастырь на Москве

Время основания этого монастыря в научной литературе определяется по-разному. В конце XVIII в. считали, что московский князь Даниил основал монастырь «около 13 столетия»; назывались и вторая половина XIII в., а также начало XIV в. В летописях XIV–XV вв. приводится рассказ, содержащий сведения об основании монастыря. И в одной из них говорится, что 10 мая 1330 г. близ своего двора в Московском Кремле князь заложил каменную церковь Спаса Преображения, а потом учредил здесь и монастырь и «приведе ту первого архимандрита Иоанна» (из Данилова монастыря).

Сам же Данилов монастырь, как об этом сказано в старинных летописях, был первой обителью Москвы и по праву считается древнейшей. До его основания существовали и другие монастыри, о чем тоже упоминается в летописях. Но в домонгольский период большинство русских монастырей были необщежительными и с небольшим число братии (порой всего 2–3 человека). Более или менее крупные обители располагались в столицах удельных княжеств и зачастую служили резиденциями епископов. Данилов мужской монастырь основал московский князь Даниил — младший сын Александра Невского, заложивший в 1272 г. небольшой деревянный храм во имя Даниила Столпника. По преданиям церковь была заложена на том месте, где в уединенной хижине жил пустынник Вукол. По другим источникам, основание монастыря произошло в 1282 г., и эту дату Московская патриархия считает правильной. Обитель созидалась в «первый, тягчайший период монгольского ига, когда даже сами князья русские, враждовавшие между собой, неоднократно призывали татарские полчища для опустошения пределов Отечества. К изумлению, однако же, оказывается, что и в этот период некоторые монастыри в Восточной России восставали из своих развалин, а другие созидались вновь».

Данилов монастырь был заложен на берегу Москвы-реки, за Серпуховскими воротами, и основанием этой обители князь Даниил придал своей столице большую значимость, переведя ее в разряд первостепенных русских городов.

Монастырь возник к юго-востоку от Кремля, на сравнительно небольшом расстоянии от него — «в пяти верстах». Местоположение обители было достаточно удобным — в долине Москвы-реки, среди заливных лугов у устья речки, которую впоследствии назовут Даниловкой. Устраивался монастырь в хорошо обжитом и на будущее перспективном районе, таким образом, хотя он и был несколько удален от Кремля, но сообщение между ними было достаточно удобным. Правда, в 1293 г., как гласят летописи, обитель разорили и сожгли татары во время нашествия ратей Дюдени. Поэтому еще одной датой основания монастыря считаются 1297–1300 гг. — период, когда на время прекратились междоусобицы и стала ясной необходимость защищать Москву от вторжения с юга. Перед смертью князь Даниил принял в монастыре схиму и завещал похоронить себя в обители как простого монаха — вне стен храма.

Монастырь был устроен, когда в других обителях господствовал устав Феодора Студита, поэтому братии в Данилове было довольно, чтобы можно было организовать обитель на началах общежития. К тому же он был удален от центра, где у стен деревянного еще Кремля кипел торг и бушевало «житейское море», так что иноки могли вполне спокойно вести подвижническую жизнь.

Центром обители, как говорилось выше, был храм, возведенный во имя Даниила Столпника. Вокруг него размещались домики-кельи, хозяйственные постройки и, может быть (как предполагают ученые), жилище самого князя. Все это хозяйство было окружено «тыном» — частоколом из мощеных бревен, вбитых в основание земляного вала.

Студийский устав большое внимание уделял книжному просвещению и предписывал инокам свободное от богослужений и послушаний время посвящать чтению душеполезных книг. Поэтому Данилов монастырь стал одним из первых центров духовного просвещения Московской Руси.

Дальнейшая история Данилова монастыря связана с именем князя Ивана Даниловича Калиты, который в 1330 году «по особой приверженности своей к иночествующим, с которыми собеседование, в свободное от должностей государственных время, почитал единственным долгом и удовольствием, — для удобнейшего достижения целей своих перевел оттуда (из Данилова монастыря), не упраздняя, однако ж, прежнего, в Кремль, соорудив близ княжеских чертогов своих церковь во имя Преображения Господня, для монашествующих кельи и прочие для обители потребные заведения».

По предположениям исследователей, князь хотел иметь великокняжескую обитель поближе — на самом Боровицком холме. Возможно, сыграли свою роль и соображения безопасности, а также и то обстоятельство, что новый монастырь вписывался в систему кремлевских строений, среди которых были и первые в Москве каменные храмы. Монастырский храм новой обители тоже связывался с именем князя Даниила Московского. Существовало мнение, что каменная Спасская церковь была возведена на месте прежней деревянной, возведенной еще князем Даниилом. Иван Калита назвал новый монастырь Спасским, а прежний Данилов подчинил Спасо-Преображенскому.

Спасская обитель просуществовала на Боровицком холме до XV в. Во времена правления Ивана III обитель была перенесена на новое место — на Крутицы, а монастырский храм был обращен в придворный собор. Для монастыря удаление это, состоявшееся в 1462 г., было спасительным и полезным. Иван III посчитал прежнее место неудобным для соблюдения монастырского уединения и потому решил перевести обитель от городского шума, устроить для монахов кельи и церковь на левом берегу Москвы-реки — на месте возвышенном и красивом. Монастырь в дни своего первоначального основания и потом находился в пяти верстах от Кремля — в местности пустынной; хоть и проезжей, но беззащитной. Будучи немногочислен и не очень силен, он подвергался нападения опасности со стороны вольных людей и татар. Когда обитель вышла из Кремля, то уже не нуждалась в защите от врагов, т. к. наступили времена относительно безопасные и для самой Москвы. Однако из самого города монастырь не исходил, ибо окрестности его все еще подвергались нападениям многочисленных врагов.

Когда же наступили времена безопасные для всего государства русского, то началось новое возрождение обители — на первоначальном месте, которое 230 лет было в запустении. Но его невидимо охранял святой князь Даниил, почивавший в нем.

Ко времени Ивана Грозного на южной окраине Москвы оставалось «небрегамо» лишь место Даниловское, на котором и возводятся на средства царя новый каменный собор, деревянные кельи для братии и другие необходимые постройки. Храм был освящен в честь Отцов Семи Вселенских соборов. Иван Грозный повелел поставить каменную церковь, и она была поставлена — не только каменная, но и двухэтажная. Верхняя — во имя Семи Вселенских соборов, нижняя — во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Л. А. Беляев, исследователь истории русских монастырей, выдвинул гипотезу, что Данилов монастырь по замыслу царя и митрополита должен был стать своего рода духовно-административным центром Москвы XVI в.

«Поскольку неизвестен другой храм, имеющий подобный престол, можно с большой долей вероятности предположить, что именно храм в возобновляемом Даниловом монастыре мыслился как символический общемосковский собор, призванный увенчать систему, уподобляющую Москву семихолмному Риму… Для ревностного блюстителя славы и величия царского рода Иоанна IV логичным было попытаться вернуть былое символическое значение духовного центра прародительскому монастырю, но вернуть уже на новом уровне — общерусского, общеправославного „собора всех соборов“».

Оставил свой след Данилов монастырь и в русской истории. В начале 1591 г. крымский хан Кызы-Гирей со 100-тысячным войском вторгся в пределы Русской земли. Основные военные силы русских находились в селении Котлы, в Москве же войск было мало. В ожидании врага по стенам Белого города спешно расставляли пушки; укрепляли Замоскворечье, Симонов, Новоспасский, Новодевичий и Данилов монастыри.

Рано утром 3 июля в русский стан пришло тревожное известие, что татары перешли реку Пахру и приближаются к Москве. Русские войска оставили селение Котлы и сосредоточились у стен Данилова монастыря. Неприятель наступал со стороны Котлов и Воробьевых гор, куда хан ездил полюбоваться христианской столицей. Навстречу врагу выступили передовые русские полки, завязались ожесточенные стычки, продолжавшиеся до позднего вечера. Утром 5 июля Кызы-Гирей ушел от Москвы; русские войска преследовали врагов и у Оки наголову разбили их. Бросая обозы и награбленную добычу, они бежали в степи, и сам хан примчался в Крым, на простой телеге.

Стены Данилова монастыря помнят и многие события Смутного времени. Сама обитель не подвергалась разрушениям и разграблениям, хотя на полях возле нее постоянно толкались вольные люди-разбойники, казаки и даже стояли полки. Так, 1 декабря 1606 г. князь М. В. Скопин-Шуйский собрал свои войска возле Данилова монастыря и выступил в сторону села Коломенское, где находился укрепленный лагерь И. Болотникова. Мятежники выступили навстречу, и у села Котлы произошло сражение, закончившееся поражением последних. В 1610 г. последний самозванец, стоявший с войском своим под стенами монастыря, увидев обман и предательство со стороны поляков, при отступлении поджег обитель. И хотя пожар оказался для монастыря чувствительным, не уничтожил его.

После Смутного времени обитель постепенно восстанавливается, и ко второй половине XVII в. приходит в цветущее состояние. В 1652 г. в жизни монастыря произошло важное событие — были обретены мощи святого благоверного князя Даниила, которые находились под спудом ровно 350 лет. В XVII в. Данилов монастырь пользовался покровительством и благодениями царей, которые выделяли большие средства на строительство. Возле обители был устроен кирпичный завод, производивший кирпичи по западному образцу. Даже в первой половине XVIII в., в нелегкие для православные обителей России времена, в Даниловом монастыре достаточно активно велось каменное строительство, возводились новые храмы, освящались новые престолы. Именно в это время сложился облик святой обители, которая на протяжении всей своей истории разделяла все беды и радости государства.

В 1805 г. на северной стороне храма Семи Вселенских Соборов на пожертвования благочестивых людей и особенно на завещанные статским советником Г. А. Владыкиным был устроен престол во имя святого князя Даниила Московского. В южной стороне этого храма, в особой неширокой пристройке, устроены престолы во имя святых мучеников-князей Бориса и Глеба — тоже на средства Г. А. Владыкина, который оставил еще 4000 руб. на сооружение богадельни для шести престарелых женщин. Оставшиеся после устройства богадельни деньги предполагалось положить в банк, чтобы на проценты от них содержать этих старушек. Но архимандрит Георгий не стал строить новый дом, а использовал для устройства богадельни первый этаж каменного монастырского флигеля. И этим сберег много средств, на которые в богадельне содержались не шесть, а 12 старушек.

В 1812 г. строения Данилова монастыря остались неповрежденными. Занявшие обитель французы почти не тронули монастырские сооружения, но осквернили храмы и разграбили имущество обители, в которой устроили бойню для скота.

Но после Октябрьской революции, в соответствии с Декретом об отделении Церкви от государства, монастырь в 1919 г. юридически перестал существовать, однако никакие ереси и веяния того времени не проникали за стены Даниловой обители, остававшейся незыблемой твердыней православия. В начале 1923 г. был ликвидирован надвратный храм преподобного Симеона Столпника (впоследствии жилищный кооператив не один раз пытался занять это здание под жилье). В июле 1925 г. милиция ограничила до нескольких минут время колокольного звона, которым Данилов монастырь славился на всю Москву. В 1928 г. помещение надвратного храма было отдано под детскую площадку, в 1930 г. на территории монастыря разместился приемник-распределитель для беспризорных детей и несовершеннолетних правонарушителей. Все храмы и другие сооружения обители были приспособлены под нужды этого учреждения. А в 1936 г. в храме Святых Отцов Семи Вселенских соборов находилась тюрьма. После Великой Отечественной войны детприемник заполнился детьми-сиротами.

Поэтому неудивительно, что к 1980 гг. монастырские здания, не ремонтировавшиеся несколько десятилетий, пришли в ветхость. И только в преддверии празднования 1000-летия Крещения Руси в монастыре начались реставрационные работы. Однако в 1984 г. распространились слухи, что обитель вновь закроют. Уже была готова к освящению церковь Покрова Пресвятой Богородицы (на первом этаже храма Святых Отцов Семи Вселенских соборов), и братия очень хотела, чтобы освящение состоялось 23 декабря — накануне дня памяти Даниила Столпника. Но в Совете по делам религий этот вопрос тогда согласовать не удалось, и освящение престола было отложено на неопределенное время.

Этот нелегкий период в жизни монастыря стал для иноков испытанием их христианского терпения и смирения. Но подготовка к великой дате велась в монастыре постоянно и по разным направлениям: в монастырских мастерских реставрировались иконы, в многопридельном храме Святых Отцов устраивались иконостасы; особое внимание уделялось благоустройству монастырской территории, восстанавливались старые сооружения и возводились новые. В мае 1987 г. по благословению архимандрита Тихона был создан Церковно-исторический музей Свято-Данилова монастыря, в котором к 1000-летию Крещения Руси была устроена первая музейная экспозиция, посвященная истории обители.

Данилов монастырь находится в самом центре Москвы, поэтому не может оставаться равнодушным к нуждам города. Сюда приходит множество людей со своими скорбями, тревогами и надеждами. Но не только миряне приходят в святую обитель, монастырь и сам ведет широкую просветительскую и благотворительную деятельность. В обители устроена воскресная школа, в которой изучают Катехизис, историю Ветхого и Нового Заветов, историю Русской православной церкви и т. д. Из воскресной школы вырос отдел церковного образования, где люди научаются основам православной веры. С конца 1980-х гг. монастырь окормляет Дом ребенка № 17 (Чертановская ул.), где содержатся дети, от которых по тем или иным причинам отказались матери. Иноки Данилова монастыря духовно окормляют и сотрудников этого учреждения, которые самоотверженно стараются заменить детям родителей. А совсем недавно на Даниловской площади, на скрещении шумных и многолюдных улиц, был установлен памятник, а впоследствии и часовня во имя святого князя Московского Даниила.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *