Револьверы, заряжающиеся с дула

Самые ранние зарегистрированные барабанные револьверы датируются концом XVI и началом XVII в., и все они – южногерманского происхождения. У них вращаемые вручную барабаны, и в большинстве своем они оснащены колесцовыми замками, которые надо отвинчивать и перезаряжать запалы в промежутке между выстрелами.

У немногих есть ударно-кремневый замок, и у них каждый патронник имеет свою собственную запальную полку, снабженную скользящей крышкой. В дополнение к вращению барабана между выстрелами стрелок должен был повторно взводить замок и опускать огниво, подвешенное к стволу, на крышку полки нового, очередного патронника.

Когда производился выстрел из пистолета, маленькое звено на курке толкало крышку полки назад сразу же перед тем, как кремень ударял по огниву. Огнестрельное оружие, работающее с этой системой, продолжало выпускаться в Германии до конца 1630-х гг., как это видно на ружье, датированном 1632 г. и находящемся в музее Брюсселя.

В третьей четверти XVII в. производились кремневые револьверы, в которых каждый патронник имел свою собственную полку с совмещенными огнивом и крышкой полки. Они стреляли с одним замком, который, как и прежде, приходилось повторно взводить между выстрелами. Пистолеты этого типа продолжали выпускаться в большинстве европейских стран в течение всей эры кремневых замков, хотя никогда в больших количествах. В основном они мало отличались друг от друга, и поэтому нет нужды обсуждать какой-либо из них детально. Тем не менее три очень редкие разновидности основной системы следует рассмотреть.

В музее Брюсселя есть пистолет середины XVII в. из г. Брешиа с вращаемым вручную барабаном, имеющим четыре патронника. Каждый патронник имеет запальный канал в задней части, который, находясь в боевом положении, устанавливается на оси с трубой, проходя щей через ложный казенник к полке единственного замка, помещенного, как обычно, на правой стороне. Этот последний поначалу был колесцовым замком, хотя, видимо, был переделан в кремневую систему почти сразу же, как появился. Действие взвода замка автоматически закрывает крышку полки и в то же время открывает шторку между полкой и магазином, содержащим запальный порох. Воспламенение осуществлялось просто поворотом дула пистолета вниз, так что порох выпадал из магазина в закрытую полку. Когда пистолет производит выстрел, автоматически закрывается крышка магазина при откидывающемся назад огниве – приспособление, которое вряд ли было надежным!

Более необычной формы револьверы изготавливались в Лондоне в конце XVII в. швейцарским оружейником-иммигрантом Жаком Горго. Типичный пример его творчества представляет пара пистолетов в коллекции г-на В. Кейта Нила. На первый взгляд они выглядят вроде обычных поворотных кремневых пистолетов, за исключением того, что стволы их у казенника несколько толще, чем обычно. Причина для утолщения состояла в том, что каждый ствол содержал три патронника, и они были расположены в канале ствола на одной линии с небольшим углом по отношению к осевой линии. Все патронники имеют отдельные запальные каналы, которые при повороте ствола рукой по очереди оказывались у полки кремневого замка, установленного на правой стороне обычным образом. Он был оснащен автоматическим запальным устройством, так что надо было только повернуть ствол и произвести повторный взвод между выстрелами. Сами патронники заряжались при удалении ствола, как и при обычном поворотном пистолете. Необычная особенность этой конкретно пары пистолетов в том, что один из них – гладкоствольный, а другой – нарезной, хотя это может означать только то, что первоначально они были оснащены двумя парами взаимозаменяемых стволов и что по одному из каждой пары потеряли.

Наиболее важное из ранних усовершенствований в стандартном кремневом револьвере можно проиллюстрировать на одном английском пистолете примерно 1680 г., находящемся в Арсенале лондонского Тауэра. Он не маркирован, но на основании надписанного карабина похожей конструкции в музее в Милуоки приписывался лондонскому оружейнику Джону Дафту, Замок у него расположен сбоку, а огниво – отдельно и установлено на подвесном бруске, подвешенном продольно над барабаном. И ствол, и барабан сделаны из латуни, последний имеет шесть патронников, у каждого из которых есть собственная полка, и скользящую крышку полки. Барабан вставлен в латунный стакан, чтобы защитить крышки затравочных полок и не допустить их случайного открытия.

Важное место, занимаемое этим пистолетом в истории огнестрельного оружия, состоит в том, что он является самым ранним из известных револьверов одинарного действия. Вращающийся механизм почти идентичен тому, что был запатентован Самьюэлом Кольтом в 1835 г., хотя и предшествует ему примерно на 150 лет, и совсем не исключено, что Кольт увидел похожее оружие и использовал его как основу для своего собственного изобретения. Действие этого револьвера весьма простое. Маленькая ручка связана с передом нижней части курка, который находится внутри замочной доски и входит в зацепление с храповиком с шестью зубцами в задней части барабана, удерживаясь в этой позиции с помощью небольшой V-образной пружины. Когда курок оттянут назад, эта ручка выдвигается вперед, тем самым поворачивая барабан на одну шестую полного оборота и доставляя новый патронник на одну линию со стволом. В то же самое время пружинный предохранитель попадает в углубление в барабане и удерживает его в этом положении. Когда ружье производит выстрел, звено огнива, прикрепленное к курку, оттаскивает назад крышку полки в момент, когда кремень ударяет по огниву.

В том, что револьвер Дафта настолько опередил свое время, несомненно, сыграл роль тот факт, что система, которую он воплощал, не стала популярной. Без прецизионных инструментов и технологии серийного производства, использовавшихся Кольтом, должно быть, было и дорого, и сложно его выпускать, а в то же время звено, приводящее в движение огниво и крышки полок, вероятно, не выдерживало неаккуратного обращения. Он к тому же был и громоздким: пистолет из Тауэра весил 6 фунтов 4,5 унции до заряжания. Недостатки этой системы явно перевешивали ее достоинства, поэтому ее влияние на общее развитие огнестрельного оружия в конце XVII в. было столь незначительным.

Револьвер Дафта потерпел неудачу главным образом потому, что опережал свое время. Перед тем как расстаться с темой кремневых револьверов, нам остается обсудить систему, которая не была востребована из-за того, что появилась на сцене слишком поздно. 10 июня 1818 г. капитан Артемас Уиллер из Конкорда, штат Массачусетс, получил американский патент на «ружье, способное стрелять 7 и более раз». Подробности этого патента погибли во время пожара в Американском патентном управлении в 1836 г., но что очевидно, так это то, что это была улучшенная версия того же устройства, т. е. револьвера, запатентованного 24 ноября 1818 г. в Лондоне одним из коллег Уиллера Элишей Хейдоном Кольером из Бостона, штат Массачусетс, который переехал на жительство в Лондон. В том же году на точно такую же вращающуюся систему был получен патент во Франции другим американцем – Корнелиусом Кулиджем.

Имела место серьезная дискуссия, кто из этих троих был действительным изобретателем системы, с которой сейчас чаще всего ассоциируется имя Кольера. Большинство ученых ныне признают, что первоначальная конструкция принадлежала Уиллеру и что Кольер со своим подходом усовершенствовал ее и получил британский патент. Кулидж, возможно, просто купил долю в патенте Кольера с правом выпускать этот продукт в Европе.



Первоначальная конструкция Кольера представляла собой механизм одинарного действия, работавший в весьма необычной манере. После заряжания надо было вручную поворачивать барабан, пока спиральная пружина, привязанная к его задней части, не получит полный завод. При взводе замок запускал шаговый механизм, который позволял барабану поворачиваться до тех пор, пока следующий патронник не окажется на одной линии со стволом. Вероятно, от этого механизма Кольер скоро отказался, а ружье с серийным номером 4 в лондонском Тауэре – единственный из известных сохранившихся экземпляров, оснащенный им, и даже он был переделан так, что барабан приходилось вращать рукой. Скорее всего, поэтому Кольер никогда не выпускал пистолетов с механически вращающимися барабанами.

Вначале Кольт запатентовал свой револьвер в Англии 22 октября 1833 г., а в следующем феврале и апреле ему выдали американский и французский патенты соответственно. Его оружие являлось пистолетом одинарного действия, патронники, соединенные с нижней частью ударника, вращались вручную, а сам ударник во взведенном состоянии прижимался к зубчатому вырезу в задней части барабана почти так же, как в системе Дафта, описанной ранее. Другими важными особенностями, на которые распространялся патент, были выступы, расположенные по центру в задней части патронников и разделенные перегородками для исключения одновременного разряда, и винт, фиксировавший барабан точно на линии в момент выстрела и освобождавший его, когда ударник взводился. Другим важным усовершенствованием стало использование цельнометаллической рамки с привинченными к ней деревянными ручками – механизм, который скоро станет стандартным для почти всех видов пистолетов.

Чтобы наладить производство своего пистолета, Кольту было необходимо заручиться значительной финансовой поддержкой. То, что ему удалось сделать это почти сразу же, — заслуженная дань уважения его замечательным способностям продвинуть идею, которым суждено сыграть почти такую же важную роль в его конечном успехе, какую играло его качество изобретателя. «Patent Arms Manufacturing Company», которая займется производством револьверов Кольта, получив на это право от штата Нью-Джерси 5 марта 1836 г., организовала свой завод в Патерсоне, штат Нью-Джерси. К концу года началось производство как вращающихся пистолетов, так и винтовок. Скорее всего, сначала была поставлена на конвейер усовершенствованная модель пистолета, запатентованная Кольтом в Америке 22 августа 1839 г., поскольку никакие другие производственные образцы, отвечающие его первому патенту, неизвестны. Фактически усовершенствования состояли в незначительных деталях основной системы, которая осталась неизменной и поэтому не нуждается в нашем обсуждении в этой книге.

Производившиеся в Патерсоне пистолеты имели пять патронников, а длина ствола составляла от 3 до 12 дюймов при калибрах 0,28, 0,31, 0,34 и 0,36. У всех были складные триггеры, а стволы можно (было отсоединять, чтобы зарядить патронники с помощью специальных зарядных фляжек. Однако после 1840 г. иногда к рамке крепился шарнирный шомпол. Его можно было использовать для заряжания патронников, не разбирая пистолета.

Путь «Patent Arms Manufacturing Company» отличался в некотором роде разнообразием. Ее продукция, в особенности винтовки, получила весьма благоприятные отзывы, и правительство Соединенных Штатов, хотя поначалу и вяло, заказало в 1841 г. 160 карабинов. Тем не менее спрос на огнестрельное оружие Кольта был недостаточно велик. Период 1837—1841 гг. совпал в Соединенных Штатах с финансовым кризисом, поэтому сравнительно высокая цена на револьверы была серьезной помехой, к тому же надо учесть, что это был период мира, в который не возникало срочной потребности в огнестрельном оружии. В дополнение ко всем бедам Кольт и его соратники начали ссориться, и в 1841 г., обвинив секретаря и менеджера в отказе выплачивать ему его заслуженный авторский гонорар, изобретатель затеял судебный процесс против компании. В результате в 1842 г. компания объявила себя банкротом и была ликвидирована в 1843 г.

В последующие после закрытия «Patent Arms Manufacturing Company» пять, лет Кольт посвятил себя больше механическим устройствам, нежели огнестрельному оружию. Но среди покупателей пистолетов из Патерсона был военно-морской флот Республики Техас, и некоторые из этих пистолетов также были отправлены техасским рейнджерам. В этой области оружие Кольта вновь и вновь доказывало свою ценность, и в результате, когда, вскоре после того как Техас в 1845 г. присоединился к Соединенным Штатам, разгорелась война с Мексикой, капитана Самьюэла Х. Уолкера послали от рейнджеров к Кольту, чтобы уговорить его вернуться в бизнес.

Кольт, имея на руках срочный правительственный заказ на 1000 пистолетов и нее владея никаким заводом, обратился за помощью к другому производителю оружия – Эли Уитни из Xeмдeнa (Уитнивиль), штат Коннектикут. Уитни согласился заняться производством пистолетов в обмен на весьма существенную долю в прибылях от контракта. Кольт с помощью капитана Уолкера переделал свой пистолет и сумел выполнить контракт в 1847 г. – до того, как закончилась мексиканская война. Начиная с этого времени его биография – почти непрерывная череда успехов.

Новый револьвер являл собой оружие одинарного действия весом 4 фунта 9 унций, а общая длина его составляла 15,5 дюйма. Барабан содержал шесть патронников и ствол, калибра 0,44 дюйма длиной 9 дюймов. В отличие от патерсонской модели у него был спусковой крючок обычной формы с предохранителем и он неизменно оснащался подвесным зарядным рычагом. Его конструкция стала основой для всех последующих моделей револьверов Кольта вне зависимости от размера, пока в начале 1870-х гг. не появился первый патронный револьвер.

Эли Уитни был пионером в использовании современных заводских методов в производстве оружия, выпуская ружья и пистолеты с взаимозаменяемыми частями. Таким путем изготавливался револьвер 1847 г., и Кольт обязан был сразу же заметить преимущества этой системы как в плане увеличения объема производства, так и в отношении снижения затрат. В результате, когда в 1847 г. он вновь основал свой собственный завод в Хартфорде, штат Коннектикут, то продолжал применять те же производственные методы. Завод переехал лишь один раз, в 1855 г., на площадку как раз на окраине Хартфорда, где и остается до сих пор.

Объем этой книги не дает нам никакой возможности для детального рассмотрения многих успешных моделей дульнозарядных револьверов, которые Кольт производил на своих двух заводах. Однако перед тем, как оставить эту тему, надо коротко упомянуть об одной из неудач изобретателя. В 1852 г., после того как его оружие получило многообещающий прием на Великой выставке в предыдущем году, Кольт открыл завод возле Воксхолл-Бридж, Лондон, приступив к производству в 1853 г. Поначалу казалось, что все сулит успех, несмотря на противодействие британских оружейников. От правительства были получены крупные контракты на поставку пистолетов для флота и армии, в то время участвующих в Крымской войне. Но власти отказались проявить какой-либо серьезный интерес к винтовкам Кольта, в то время как к началу 1856 г., когда конец войны был виден, стало ясно, что вряд ли в дальнейшем стоит ждать крупных заказов на пистолеты. Кроме того, управление боеприпасов начало отдавать предпочтение английскому револьверу Бомона-Адамса для оснащения войск. Поэтому Кольт начал сворачивать свое производство. В ноябре 1856 г. прекратились все работы, а на следующий год он открыл, казалось, куда меньший по размерам заводик за Стрэндом. О его тамошней деятельности ничего не известно, но почти наверняка большого размаха там не было, и к 1861 г. он также был закрыт.

Невозможно преувеличить влияние деятельности Кольта на общее развитие огнестрельного оружия, хотя и может показаться, что ей здесь отдается несоразмерно много места. Хоть он и не изобрел эту систему, но почти полностью несет ответственность за превращение револьвера, который был немногим более, чем экспериментальное оружие, в наиболее широко распространенный тип пистолетов. Неизбежным следствием успехов Кольта было то, что другие оружейники стремились иметь долю в этом бизнесе, и начиная примерно с 1850 г. количество револьверов стало быстро расти. Некоторые из них были прямыми, хотя и неразрешенными, копиями собственной продукции Кольта, а другие включали в себя новые детали. Кольт пытался бороться с этой соперничающей продукцией, пока его патенты были в силе, но их (револьверов) было слишком много для него, чтобы позволить ему добиться хотя бы частичного успеха, особенно за пределами своей страны.

Во второй половине XIX в. в Европе и Америке производились буквально сотни различных типов револьверов, и все их перечислить здесь просто невозможно. Поэтому остающееся в этой главе место будет отведено только самым важным из них, особенно тем, которые повлияли на конструкцию револьвера в целом.

Самым серьезным из конкурентов Кольта за пределами Соединенных Штатов был Роберт Адамс из Лондона, который в 1851 г. получил британский патент на пятизарядный, самовзводный револьвер. В отличие от револьвера Кольта, у которого отделяемый ствол крепился к рамке ушками внизу и блокировался на оси барабана поперечным клином, у пистолета Адамса ствол изготавливался заодно с прочной рамкой, которая проходила и вверху, и внизу барабана. Эта конструкция придавала ему значительно большую прочность, чем та, что была у револьвера Кольта, в то время как самовзводящийся механизм, в котором барабан проворачивался вручную, связанный со спусковым крючком (что позволяло обойти патент Кольта), создавал возможности для более быстрой стрельбы в критической ситуации.

Револьвер Адамса производился его изобретателем в партнерстве с компанией «Джон Дин и сын». Хотя ero испытания в Британском управлении боеприпасов были неудачны, что привело к заключению контрактов с Кольтом, о которых шла речь выше, — может быть, из-за предубеждения по отношению к самовзводящейся системе, — он достиг настолько заметного успеха в неофициальных кругах, что производители (владельцы патента) для удовлетворения спроса были вынуждены давать разрешение другим оружейникам на его производство.

Похоже, только в двух аспектах револьвер Дина—Адамса уступал «Кольту». Прежде всего, он не был оснащен шомполом, так что процесс заряжания был менее удовлетворительным, и, во-вторых, самовзводящийся механизм затруднял тщательное прицеливание. Рычажный шомпол, запатентованный Джоном Ригби в 1854 г., дал ответ на первую проблему, но вторую было не так легко решить, потому что тут требовался механизм, который сочетал бы преимущества как одинарного действия, так и самовзводящейся системы, короче, имел бы двойное действие. Собственные эксперименты Адамса в этих направлениях в итоге привели к появлению так называемого «колебательноro» действия, запатентованного в ноябре 1853 г. Оно было предназначено для производства двух нажатий на спуск – первое для того, чтобы повернуть барабан и взвести ударник, а второе — чтобы освободить ударник. К моменту написания этой книги был идентифицирован лишь один пистолет колебательного действия, так что можно считать, что их производство было на самом деле незначительным. Возможно, это было вызвано тем, что в феврале 1855 г. была запатентована по-настоящему неплохая система двойного действия лейтенанта Бомона, и она была тут же куплена фирмой Дина, Адамса и Дина. В ней (системе) снабженный шпорой ударник можно было взвести большим пальцем руки, как и в «Кольте», или его можно было привести в действие нажатием на спуск, как в первоначальной модели Адамса. Эта система впоследствии стала стандартной для огромного большинства револьверов.

Ряд револьверов Бомона-Адамса был выпущен фирмой «Дин, Адамс и Дин». Однако в 1836 г. в результате получения контракта от совета на 2000 пистолетов Адамс для их производства создал Лондонскую оружейную компанию. Эта компания продолжала производить пистолеты до своего закрытия в 1867 г. Адамс порвал свои связи с ней в 1859 г. и вернулся к частному бизнесу – занялся торговлей револьверами Бомона-Адамса, видимо сохранив какие-то права по своему патенту. Наконец, надо отметить, что эти револьверы выпускались по лицензии и в Америке, и в Бельгии, а также были приняты на вооружение правительствами Голландии и России.

Еще один английский револьвер, достигший заметной популярности, выпускался Уильямом Трантером из Бирмингема. Он частично базировался – по лицензии – на револьвере Адамса 1851 г., но его отличительная особенность состояла в уникальном механизме двойного спуска, запатентованном Трантером в 1853 г. Этот механизм предусматривал использование двух спусковых крючков (триггеров), подвешенных на одном шарнире, один из которых проступал через щель в спусковой скобе (предохранителе) для произведения эффекта, очень похожего на тот, который достигался шпорой на старомодном дуэльном пистолете. Нижний триггер должен был вращать барабан и взводить ударник, в то время как верхний использовался для стрельбы. Аля работы с револьвером Трантера требовались два пальца, но тем не менее он мог обеспечить скорострельность, почти равную той, что достигалась моделью Адамса 1851 г. Его огромное преимущество, естественно, еще было обязано тому факту, что его, как и пистолет одинарного действия, можно было использовать для стрельбы с тщательным прицеливанием.

Успех револьвера двойного действия Бомона-Адамса привел Трантера к изобретению своей собственной подобной системы, которую он запатентовал в августе 1856 г. Она внешним видом напоминает систему Бомона-Адамса, хотя и содержит в себе некоторые механические различия, самым отличительным из которых является наличие шпоры на тыльной части триггера, предназначенной для высвобождения шептала из рамки боевого взвода. Он производился наряду с моделью двойного триггера, которая была слишком популярна для того, чтобы от нее отказаться, до внедрения в 1863 г. пистолета Трантера с патронами кольцевого воспламенения.

Многие другие английские револьверы, заряжавшиеся с дула, например Керра, Уэбли и Дина-Хардинга, достигли в свое время значительной популярности. Каждый из них имел свои отличительные особенности, но ни один не является настолько важным, чтобы иметь право на обсуждение в этой книге. То же самое относится к другим револьверам, выпускавшимся в Соединенных Штатах и Европе.

Явно выделяющуюся группу образуют так называемые турельные ружья и пистолеты, на которых барабан – это плоский диск с патронниками, просверленными по его периметру. Огнестрельное оружие такого типа делится на две категории в зависимости от того, горизонтально или вертикально размещен барабан. Наиболее известные из первой категории изготавливались Алленом из Спрингфилда, штат Массачусетс, по лицензии США на имя Кочрейна из Нью-Йорка, выданной в 1837 г. Из турельных револьверов с вертикальным барабаном наиболее примечательна модель, запатентованная Портером из Мемфиса, штат Теннесси, в 1851 г., которая оснащается либо капсюлем-детонатором, либо воспламенением от детонирующих шариков. Ни один из вариантов не завоевал заметного успеха.

Некоторых конструкторов не удовлетворяла способность нормального револьвера производить пять или шесть выстрелов, и предпринимались различные попытки добиться еще большего числа зарядов. Были испробованы и «перечницы», и барабанные револьверы при остальных нормальных формах, где число стволов или патронников было доведено до 24, но все они оказались слишком неудобными для практического использования. Возможно, наиболее эксцентричным из всех этих револьверов стал тот, что был запатентован в 1855 г. в Лондоне Джозефом Эноем. Это было самовзводящееся оружие, оснащенное «колесом» из семи шестипатронных барабанов, которые вращались на шпинделе, а тот, в свою очередь, — под предохранительной скобой – протягивался от приклада до хомутика, прикрепленного к стволу. Когда содержимое одного барабана расстреливалось полностью, его можно было отделить, и в боевое положение ставился другой путем поворота «колеса».

Попытки увеличить огневую мощь револьвера доходили даже до того, что револьвер соединяли со старой системой накладных зарядов. Наиболее известный в этом плане образец – это пистолет одинарного действия, запатентованный в 1859 г. американцем Джоном Уэлчем и в Англии, и в Соединенных Штатах, который производился в Нью-Йорке до 1862 г. Барабан его был заметно длиннее, чем у револьверов обычной конструкции, каждый патронник был способен вместить два накладных заряда, которые воспламенялись отдельными бойками ударника с помощью двух ударников. Известно, что компания выпускала двенадчатизарядную поясную модель с двумя триггерами и две десятизарядные карманные модели с одним триггером, который высвобождал ударники по очереди в правильном порядке.

Было выпущено несколько барабанных револьверов с двумя или тремя стволами, но лишь одна модель имела умеренный успех. Это был стреляющий картечью револьвер, на который был выдан патент в 1856 г. в Соединенных Штатах, а в 1859 г. в Англии медику из Нового Орлеана, доктору Ле Мату. Пистолет одинарного действия с девятью патронниками имел гладкий ствол, предназначенный для стрельбы на близкой дистанции, и этот ствол служил шпинделем, на котором вращался барабан. И в картечном, и барабанном механизмах выстрел производился с помощью одного ударника с носиком, который можно было перемещать для удара по нужному бойку.

Очевидно, Ле Мат не мог добиться внедрения своего изобретения в Соединенных Штатах, и в 1861 г. он организовал производство своих револьверов в Париже. Во время американской Гражданской войны правительство Конфедерации заказало несколько тысяч этих револьверов, и контракты предусматривали, чтобы оружие было доставлено в Англию и там осмотрено. Возможно, этим объясняется наличие на некоторых экземплярах английской контрольной маркировки. Неизвестно, сколько фактически револьверов было доставлено, так как низкая квалификация работников, а также проблемы с доставкой привели к аннулированию контрактов еще до их завершения. Тем не менее револьверы Ле Мата продолжали выпускаться для гражданского рынка, и впоследствии производились модели как шпилечного, так и центрального воспламенения.

Двумя диковинками стали револьверы с двойным барабаном Гарднера, выпускавшиеся по патенту Соединенных Штатов от 16 мая 1865 г., и Чарльза Линдберга и Уильяма Филлипса, производившиеся по патенту США от 6 декабря 1870 г. В пистолете Гарднера два барабана имели по шесть патронников каждый, но тот, что впереди, был просверлен насквозь, так что фактически являлся задним продолжением ствола. После того как производилось пять выстрелов в переднем барабане, выстреливались шесть в заднем барабане по очереди через это продолжение. В пистолете Линдберга и Филлипса ударник ударял по бойку взрывателя, который в свою очередь ударял по бойкам на переднем барабане. После того как содержимое последнего барабана расстреливалось, можно было барабаны повернуть на шарнирах вокруг центральной оси так, что задний оказывался впереди для новой стрельбы. Патронники оснащались ввинченными бойками, которые можно было удалить, чтобы использовать металлические патроны.

Наконец, надо сделать краткий обзор револьвера, сконструированного Эдвардом Вессоном и Джошуа Стивенсом на базе патента США, выданного в 1837 г. Даниелу Ливиту, который в течение короткого периода в конце 1850-х гг. производился в Чикопи-Фоллз, штат Массачусетс. Он содержал в себе ленточный запал, запатентованный в Соединенных Штатах стоматологом Эдвардом Мейнардом 22 сентября 1845 г., основой которого была полоска бумаги, содержащая небольшие детонирующие шарики, расположенные через интервалы. Эта лента находилась в небольшом магазине, прикрепленном к замку, отдельные шарики по очереди устанавливались в боевую позицию над бойками с помощью механизма, который запускался при отведении курка назад.