Битва под Фридландом

Маренго было крещением первого консула. Аустерлиц сделал Наполеона императором Запада. Жозеф Бонапарт становится королем Неаполитанским, Луи Бонапарт — королем Голландии, Мюрат — великим герцогом Бергским.

Наполеон, уже носящий титул короля Италии и «посредника» Швейцарии, провозглашает себя протектором Рейнского союза (конфедерации), включившего Баварию, Вюртембёрг, Баден, Гессе, Берг и еще одиннадцать государств, — все они обязуются быть вечными союзниками Франции.

Возобновляются переговоры с Англией Фокса и Россией, как вдруг Пруссия, в которой Наполеону хотелось видеть естественную союзницу Франции и которой он только что подарил Ганновер, «сойдя с ума», объявляет войну Франции. Образуется четвертая коалиция в составе Англии, России и Пруссии — ее уже ожидают черные дни.

Лондон, как обычно, предоставляет финансовые средства, а Россия и Пруссия могут выставить мощные и хорошо обученные армии. Кроме того, есть основания опасаться, что Австрия, желая освободиться от жестких ограничений, наложенных на нее Пресбургским миром, выступит на их стороне. Гордясь своей репутацией, заработанной победами гениального Фридриха, Пруссия с помпой проводит мобилизацию, а король заявляет, что прогонит «французских собак» с территории Германии, где они еще стоят гарнизонами, и покончит с «возмутителем покоя Вселенной».

Не теряя времени, Наполеон бросает на Саксонию свою Великую армию, насчитывающую 170 тысяч солдат и разделенную на три колонны. «Мои дела идут хорошо, — пишет он Жозефине,— с божьей помощью дела, я думаю, скоро примут плохой оборот для бедного прусского короля, которого я лично жалею, потому что он добр. Королева в Эрфурте, вместе с королем. Если она хочет битвы, она получит это жестокое удовольствие. Я чувствую себя превосходно, с отъезда уже располнел. А между тем я сам ежедневно проделываю от 20 до 25 лье — верхом, в коляске, как угодно. Я ложусь в 8 часов вечера и встаю в полночь; иногда мне случается подумать, что ты еще не ложилась».

Ему 37 лет, он удивительно вынослив и с поразительным умением справляется с обязанностями полководца и главы государства. 5 октября 1806 года он начинает движение по Вюрцбургской дороге на Бамберг. Он знает, что прусские силы насчитывают 75 тысяч солдат в центре под командованием короля, 62 тысячи на правом крыле и 50 тысяч — на левом, всего 187 тысяч. Его план готов: он побудит неприятеля продвигаться к Рейну, а свои войска сконцентрирует в районе Байройта и ринется затем через Саксонию на Берлин, чтобы оказаться в тылу у пруссаков и, что еще важнее, в стратегически центральном пункте на тот случай, если в войну вступят русские и австрийцы. Прусский король, напуганный продвижением французов к его столице, может быть, в спешке повернет обратно и сам поставит себя в невыгодное положение, его боевые порядки окажутся рассыпанными. Так и происходит. Пруссаки поспешно направляются к Эрфурту, чтобы перекрыть единственную свободную дорогу на Берлин через Магдебург.

— Наконец пелена распалась! — восклицает Наполеон.

8 октября пруссаки находятся к северу от горного массива Тюрингского леса, французы — к югу. Прусская армия предпринимает маневр, чтобы обойти Наполеона с тыла, но тот предвосхищает их движение и сам атакует их фланг под Иеной. Прусский король во главе 75 тысяч солдат отступает, а генерал Гогенлоэ с 46 тысячами прикрывает его. За одну ночь Наполеон устанавливает на высотах свою артиллерию, бросает в атаку 40 тысяч французов и разбивает Гогенлоэ, в то время как Даву во главе всего лишь 26 тысяч солдат наносит под Ауэрштедтом поражение силам короля. Французская кавалерия довершает разгром, преследуя беглецов и забирая их тысячами в плен.

Брошенная в эту битву прусская армия потеряла 25 тысяч убитыми и ранеными и 100 тысяч пленными, в том числе около 20 генералов. Ни одна деталь этой битвы не ускользнула от взгляда Мастера: в ночь перед Иеной с фонарем в руке он сопровождает саперов, прокладывающих по склону горы дорогу для пушек, наблюдает, как их поднимают на обрывистое плато, откуда они обрушат град огня на противника. Начатая 8 октября 1806 года саксонская кампания закончена 14-го!



27 октября Наполеон вступает в Берлин в простом сером сюртуке посреди разнаряженных маршалов. Он, возможно, думает, что, прими пруссаки сражение, план которого он подготовил, результат был бы еще более убедительным. Их отступление заставило его импровизировать и снова — с какой убедительностью! — продемонстрировать богатство своего воображения, одну из неотъемлемых черт его военного гения.

Прусский король с королевой, у которых осталось не более 8 тысяч солдат, укрылись в Кенигсберге и все свои надежды возлагают на возможную победу русской армии, стоящей в Варшаве и на правом берегу Вислы. Позволят ли русские подтолкнуть себя к войне? Царь, отнюдь не устрашенный поражением пруссаков, пытается вовлечь в авантюру Австрию, но император Франц не поддается:

— Я говорю откровенно, — замечает он, — я начну сражаться как можно позже.

Чтобы устрашить противника, Наполеон идет на Польшу. 28 ноября Мюрат занимает Варшаву, оставленную русскими. Наполеон, принятый поляками как спаситель, от которого они ожидают независимости, располагается там на зимние квартиры.

Русский главнокомандующий Беннигсен думал, что может воспользоваться обстоятельствами и, пройдя побережьем, окружить французов в окрестностях Варшавы. Кампания возобновляется, причем в сильные холода. Наполеон намеревается обойти русских с тыла, отрезать их от линий снабжения и сбросить в море. Встреча произойдет у Эйлау: 54 тысячи французов с 200 пушками и 72 тысячи русских с 400 пушками. Прибегнув к своей любимой тактике, Наполеон завяжет тремя дивизиями битву по фронту, атакует опоясывающим маневром левый фланг русских, затем бросит туда силы прорыва в составе двух кавалерийских дивизий под командованием Мюрата. Ней с 10 тысячами солдат помешает подойти на помощь остаткам прусской армии.

Сражение начинается взаимной артиллерийской дуэлью, потери велики с обеих сторон. Затем три французские дивизии атакуют в центре, и русская кавалерия бросается на них с фланга при поддержке пехоты. Битва разворачивается, как и предусмотрено. Наполеон обрушивает на дезорганизованный левый фланг русских две дивизии Ожеро. Но может ли гений что-либо противопоставить капризам природы? Снежный вихрь, настолько сильный, что в двух шагах ничего не видно, ослепляет французов, они сбиваются с направления, наталкиваются на мощную артиллерийскую позицию неприятеля и, будучи рассеяны, вынуждены отступить. И тогда 4 тысячи русских гренадеров бросаются на кладбище Эйлау, пытаясь захватить расположившуюся там на возвышении императорскую ставку.

— Какая отвага, какая отвага! — восклицает Наполеон. — Мюрат, позволишь ли ты этим людям сожрать нас?

24 эскадрона Мюрата приходят в движение. Замерзшая земля звенит под подковами лошадей. Это самая красивая атака, какую когда-либо приходилось видеть в сражениях. Порядки русских прорваны. Победа? Нет, вдруг появляются 8 тысяч пруссаков, они атакуют центр французских позиций. Но, к счастью, их преследуют 10 тысяч солдат Нея, которые берут их, так же как и русских, в клещи и заставляют к 10 часам вечера в беспорядке бежать.

«Ущерб, нанесенный врагу, огромен, — оповещает «Бюллетень» от 9 февраля. — Ущерб, причиненный нам, значителен». В глубоком снегу остались 25 тысяч убитых русских и 18 тысяч французов! Русская армия не ликвидирована, но преимущество еще раз осталось за наполеоновской стратегией, то есть за хорошо организованными действиями кавалерии и за его решением нейтрализовать пруссаков силами Нея. Если бы та же тактика смогла быть применена в июне 1815 года против пруссаков Блюхера, битва при Ватерлоо была бы выиграна.

Поскольку морозы не позволяют вести маневренную войну, Наполеон реатет стать на зимние квартиры, намереваясь реорганизовать свою почти 80-тысячную армию с прицелом на весеннюю кампанию 1807 года, заняться остатками армии, размещенной в Германии, и вновь взять в руки управление империей.

Из жалкой лачуги в Остероде Наполеон управляет жизнью Тюильри, посылает подкрепления на Мартинику, ведет переговоры с Турцией и Блистательной Портой, утверждает регламент работы по воскресеньям, изучает проблему помощи мануфактурам, приказывает укрепить фортификации Булони, Бреста и Антверпена, пересматривает систему набора солдат в швейцарские полки и занимается делами Неаполитанского королевства, на троне которого его брат Жозеф изображает государя, но без большого таланта...

Случай был слишком хорош, чтобы поставить на место старшего брата, наслаждающегося жизнью под сенью успехов французской армии. «Штабные офицеры, полковники, другие офицеры не раздевались уже два месяца, а некоторые и четыре (я сам две недели не снимал сапог), — писал Жозефу Наполеон. — Мои люди живут в снегу и в грязи, у них нет ни вина, ни водки, они едят картошку и мясо без хлеба, проделывают марши и контрмарши без каких-либо послаблений, бьются врукопашную под обстрелом. Часто раненых эвакуируют на санях за добрых 50 лье, на морозе. Так что для нас только дурной шуткой может быть сравнение с Неаполитанской армией, ведущей войну в прекрасной стране, где есть вино, растительное масло, хлеб, сукно, постельное белье, общество и даже женщины. Разрушив прусскую монархию, мы сейчас воюем против остатков прусской армии, против русских, калмыков, казаков, всех этих северных народов, некогда захвативших Римскую империю. Мы ведем войну со всей силой и суровостью. От великой усталости все переболели. Что касается меня, я никогда не чувствовал себя более сильным и даже располнел».

С марта по май армия остается на зимних квартирах, набираясь сил в ожидании конца холодов. 5 июня военные действия возобновляются. Русские атакуют первыми, бросив в наступление 50 тысяч солдат под командованием Беннигсена, но их сдерживают 15 тысяч солдат Нея. Россия и Пруссия, получившие от Лондона дополнительно миллион фунтов стерлингов и обещание высадить 20 тысяч солдат в Померании, рассчитывают победить, используя изоляцию французов. Наполеон прежде всего старается разгадать намерения противника. «Все эти движения представляются мне поступком, задуманным горячей головой, — пишет он одному из маршалов... — Я попытаюсь обнаружить врага и втянуть его в генеральное сражение, чтобы покончить с ним».

Беннигсен, предупрежденный о приближении Наполеона, отходит к Гейльсбергу и окапывается там, но Наполеон 10 июня атакует 30 тысячами солдат и выбивает 90 тысяч русских с их позиций, они к 10 часам вечера в беспорядке отступают. Затем Наполеон решает двинуться на Кёнигсберг через Фридланд. Ланн перехватил русскую армию в этом городке в момент переправы по мостам через реку Алле и остановил ее, но силы неравны — 26 тысяч французов против 75 тысяч русских. Ланн немедленно сообщает об этом императору, который ликует:

— Это — годовщина Маренго, и я побью русских, как побил австрийцев.

У него уже есть план атаки — он двигается на Домнау к северо-востоку от Фридланда, чтобы там поджидать неприятеля, в то время как Мюрат и Сульт направятся к Кенигсбергу, а Ланн с востока отрежет остановленным им войскам путь к отступлению. В этот момент один из генералов докладывает Наполеону, что Беннигсен спешно переправляется со всей армией по мостам через Алле, намереваясь расположиться на ее левом берегу... и что он может быть готовым к битве через час.

— Ну, а я уже готов, — парирует Наполеон. — Следовательно, у меня час преимущества перед ними, и раз они хотят сражения, они его получат.

Наполеон изучает карту, а через подзорную трубу и местность, и в 14.30 он убежден, что перед ним вся русская армия. Ожидая двухдневной битвы, он посылает Мюрату приказ подойти к нему на подкрепление с двумя дивизиями кирасиров и с корпусом Даву... День шел к концу, и, поскольку число русских возрастало прямо на глазах, некоторые французские офицеры, понимая, что подкреплениям еще потребуется, чтобы добраться, немало времени, советуют отложить атаку и битву на завтра.

— Нет, — резко говорит Наполеон, — нет... Два раза на одной и той же ошибке неприятеля не поймаешь.

Замысел Наполеона не оставлял противнику никаких шансов: речь шла о том, чтобы воспользоваться начатым им движением, захватить мосты и отрезать ему путь к отступлению, зажав на левом берегу реки. Паника будет такой, что, несмотря на численное превосходство, русский командующий не сможет избежать разгрома. Менее чем за час Наполеон расставляет войска как на шахматной доске: Ней справа, Ланн в центре, Мортье слева. Задача осуществить опоясывающий маневр центром и левым флангом. Диспозиция уложится в несколько слов:

— Надо будет постоянно продвигаться правым крылом и оставить инициативу маршалу Нею, который не начнет, не получив от меня приказа.

Наполеон берет Нея за руку, указывает на город Фридланд, на левый фланг русских, на глазах вырастающий на берегу:

— Вот ваша цель, продвигайтесь, не оглядываясь по сторонам. Врежьтесь в эту плотную массу, чего бы этго вам ни стоило; войдите во Фридланд, овладейте мостами и не беспокойтесь по поводу того, что будет происходить справа, слева или в тылу. Армия и я присмотрим за этим.

Маршал отправляется выполнять приказ. В 17.30 Наполеон дает сигнал на подавление русской артиллерии, задерживающей продвижение его войск. Начинается обстрел мостов. Ней входит в город, в то время как Мортье и Ланн обрушиваются на правый фланг русских и окружают его. Неприятель бросается врассыпную. Солдаты, не попавшие под шрапнель или же под копыта лошадей, гибнут в огне или в воде. В 20.30 победа одержана, и Наполеон, несмотря на легкую простуду, проводит ночь среди своих войск. Русские оставили на поле боя 25 тысяч трупов.

Наполеон напишет потом, что победа была столь же «решающей», как и под Аустерлицем и Иеной. И это верно, ибо пятью днями позже, 19 июня, французские армии располагаютс я на левом берегу Немана, у ворот России. Царь, получив перемирие, просит императора французов о встрече. Это Тильзит — апогей наполеоновского могущества.

8 июля подписан мир с Россией, 9-го — с Пруссией. Русский царь присоединяется к континентальной блокаде Англии и признает вассальные по отношению к Наполеону королевства — Голландию, Саксонию и Вестфалию, а также образование Великого герцогства Варшавского. Хороший приз за битву, импровизированную за один час, и победу, достигнутую за пять часов!