Вторая мировая война: Коммунистические партии стран Азии, Африки и Латинской Америки в 1943 г. — передовые отряды в освободительной борьбе народов

В Азии, Латинской Америке и Африке в 1943 г. действовало более 40 коммунистических и рабочих партий. Многие из них имели богатый опыт классовой борьбы и возглавлялись признанными руководителями, получившими теоретическую закалку в рядах Коммунистического Интернационала. В условиях войны компартии работали в весьма сложной обстановке. В оккупированных странах они находились в подполье.

Коммунисты стран Азии, Африки, Латинской Америки в подавляющем своем большинстве выступали в духе пролетарского интернациона­лизма. Они мобилизовывали прогрессивные силы на быстрейшее, победо­носное завершение войны, выступали сторонниками единого фронта в борьбе против фашизма. Компартии раскрывали истинное значение про­исходивших событий, историческую роль Советской страны, которая под руководством Коммунистической партии несла порабощенным народам освобождение от фашистского «нового порядка».

Марксистско-ленинские партии азиатских стран в условиях япон­ской оккупации считали своей главной задачей обеспечение единства антияпонских антифашистских сил. Классовые различия в рядах борцов сопротивления японскому милитаризму и фашизму не могли быть сняты, однако они временно отодвигались перед лицом главной опасности — закабаления стран японскими захватчиками, а также исторической необ­ходимости крепить единство антифашистских сил. Тактическая линия, определенная VII конгрессом Коминтерна, воплощалась в действиях большинства коммунистических партий.

Так, деятельность Коммунистической партии Индокитая (КПИК) протекала под знаком реализации решений февральского (1943 г.) пленума постоянного бюро ЦК КПИК, нацелившего партию на усиление работы среди рабочего класса и крестьянства, укрепление и расширение Вьет-Миня, укрепление Общества рабочих за спасение родины и Общест­ва крестьян за спасение родины как основы единого национального анти­французского и антияпонского фронта. Проанализировав международ­ную обстановку в связи с переломом в ходе второй мировой войны, пленум поставил перед партией задачу — ускорить подготовку антифранцуз­ского и антияпонского восстания во Вьетнаме. Сигналом для начала дол­жна была стать высадка войск антифашистской коалиции в Индокитае. «Мы, — подчеркивалось в решении пленума, — должны хорошо исполь­зовать этот момент, поднять восстание и взять власть, а также войти в контакт с Англией, США и Китаем, с тем чтобы они признали право народа Индокитая на свободу и независимость».

С целью расширения классовой базы Вьет-Миня КПИК стремилась установить и укрепить союз с партиями и организациями, признававшими платформу антифранцузского и антияпонского движения. В то же вре­мя КПИК добивалась создания Антияпонского демократического фронта с широким участием иностранцев-антифашистов. В него могли войти и французы деголлевской ориентации, признававшие право Индокитая на немедленное получение полной независимости.

Компартии Малайи и Филиппин оказывали значительное влияние на вооруженные силы своих стран. Коммунисты стремились направить их деятельность как против иностранных захватчиков, так и их союзни­ков внутри страны. Большое значение для успешного развития нацио­нальной борьбы имело то, что Коммунистической партии Малайи удалось сплотить в антияпонской армии и антияпонском союзе рабочих и крестьян трех основных национальных групп страны — малайцев, китайцев и ин­дийцев. Символом антияпонских организаций стали три звезды. Поэтому антияпонское движение получило в народе название движения «Трех звезд».

Коммунисты Бирмы провели в начале 1943 г. свой первый съезд, который обсудил положение в стране и текущие задачи партии. Было принято решение о подготовке к созданию единого национального фронта и о развертывании массовой антияпонской борьбы. Значение съезда состояло также и в том, что он объединил усилия коммунистов, содейст­вовал сплочению вокруг партии левых и демократических сил на основе признания необходимости решительной борьбы с японскими оккупанта­ми. Это нашло свое воплощение, в частности, в связях бирманских коммунистов с такими видными деятелями национального освободитель­ного движения, как Аун Сан и Не Вин.

Компартия Индии — колониальной страны, не оккупированной фаши­стскими государствами, решала две основные задачи: поддержка стран антифашистской коалиции и организация демократических сил на борь­бу с британским колониальным господством. Партия призывала всех коммунистов страны проводить энергичную кампанию за создание пра­вительства национальной обороны.



Индийские коммунисты исходили из того, что война со стороны союзных держав является атифашистской, а решающая сила в борьбе против агрессоров — Советский Союз; они считали, что разгром фашизма и освобождение народов оккупированных стран проложат путь к свободе и для народа Индии. КПИ поддерживала основные национальные требо­вания, выдвинутые партией Индийский национальный конгресс. Вместе с тем коммунисты, несмотря на то что Англия отказывалась удовлетворить эти требования, стремились к тому, чтобы народ Индии внес свой вклад в освободительную борьбу народов мира. Они добивались мобилизации на­родных масс на случай вторжения в страну японских войск, угроза кото­рого возросла после захвата ими соседней Бирмы. Такой политический курс был одобрен первым съездом КПИ.

Коммунистическая партия Цейлона, созданная в июле 1943 г., в своем программном заявлении охарактеризовала войну против стран гитле­ровского блока как антифашистскую, освободительную и призывала широкие народные массы к активному участию в борьбе с агрес­сорами.

В Коммунистической партии Китая националистические элементы отстранили интернационалистов от руководства партией. После постановления Президиума Исполкома Коммунистического Интернационала от 15 мая 1943 г. о роспуске Коминтерна националистическая часть руко­водства КПК провела решение, в котором отрицалось значение Комин­терна в развитии международного коммунистического движения. В по­становлении ЦК КПК навязалась точка зрения об отказе КПК от ка­ких-либо обязательств по отношению к мировому коммунисшческому движению. В нем особо подчеркивалось, что роспуск Коминтерна осво­бождает компартию Китая «от обязанностей, вытекающих из устава и решений конгрессов Коммунистического Интернационала» В постанов­лении, вопреки очевидной исторической правде, заявлялось, что «лучшие силы были выкованы китайскими коммунистами без малейшей помощи извне» Такую линию ЦК КПК с нескрываемой радостью привето- вовали гоминьдановцы, увидевшие в ней предпосылку к ликвидации са­мой коммунистической партии.

В ходе кампании «по упорядочению стиля работы партии» отчетливо проявилась антисоветская, националистическая линия части руководства компартии. Эта кампания проходила под знаком «выявления шпионов» и чистки рядов КПК. От обвинявшихся в «антипартийной» деятельности требовали покаяния и клеветнических заявлений в отношении ВКП(б) и Советского Союза. Одновременно «каявшихся» принуждали восхвалять «Китаизированный марксизм», уже в то время преподносившийся как «вершина марксизма-ленинизма», и бичевать себя за поддержку линии Коминтерна. Китайским коммунистам внушалась мысль, будто Комин­терн давал вредные для китайской революции указания, что яко­бы при пособничестве Коминтерна китайцев, обучавшихся в СССР, восстанавливали против КПК, воспитывали в них «иностранных лакеев компрадорского типа» с целью «узурпировать руководство в Компартии Китая».

В условиях, когда чунцинское гоминьдановское правительство развернуло в Китае антикоммунистическую кампанию и организовало выс­тупления против Советского Союза, проводившаяся в КПК чистка причи­нила огромный вред всей партии и китайскому народу.

На Ближнем Востоке коммунистическое движение делало свои первые шаги. Наибольшую активность проявили коммунистические партии Сирии и Ливана. Они вели упорную борьбу за влияние на массы. В Ираке существовало несколько коммунистических организаций со своими пе­чатными органами. Коммунисты направляли свои усилия на развитие движения «за права трудящихся», на воспитание у рабочих и крестьян классового сознания, пытались придать выступлениям трудящихся ор­ганизованный характер.

В трудных условиях работала Коммунистическая партия Японии, находившаяся в глубоком подполье. Реакция жестоко расправлялась с коммунистами и сочувствующими им. Тем не менее компартия сумела в ряде случаев возглавить стачечную борьбу японских рабочих и выступления крестьян в деревне.

Важную роль сыграла организованная японскими коммунистами за границей, с центром в Яньани (Китай), Антивоенная лига японцев во главе с С. Носака (С. Окано). Лига добивалась прекращения войны, свержения власти милитаристов, создания демократической Японии и народного правительства. Ее членами стали японские солдаты, попав­шие в плен в ходе боевых действий с частями 8-й и Новой 4-й армий, и эмигрировавшие из Японии антифашисты. Организация открыла ряд японских рабоче-крестьянских школ, слушатели которых готовились «взять на себя руководство созданием демократической Японии» . В Пог­раничном (Особом) районе Шэньси — Ганьсу — Нинся работали около 400 японцев; большинство из них включились в агитационную и пропа­гандистскую работу непосредственно на фронте с личным составом япон­ской армии.

В 1943 г. коммунистическое движение развивалось в отдельных странах Африки. Коммунистические партии, возникшие в некоторых афри­канских странах до войны, подвергались постоянным репрессиям и не приобрели среди населения такого влияния, как националистические организации и группы. Коммунисты исходили из того, что их первосте­пенной задачей в национально-освободительном движении является все­мерное содействие развитию антифашистских сил, их сплочению, помощь национальным организациям в осознании целей борьбы с фашизмом. Одновременно они разоблачали политику колонизаторов и их ставлен­ников.

Алжирская коммунистическая партия действовала ранее как секция Французской коммунистической партии и сохраняла с ней тесные связи. Выработанная в августе 1943 г. на конференции алжирских коммуни­стов программа призвала весь народ принять активное участие в борьбе с фашизмом и «с высоко поднятой головой требовать осуществления свое­го права на свободную и счастливую жизнь». В программе подчеркива­лась необходимость расширения политических прав коренного населе­ния, широкой демократизации всех сторон общественной жизни.

Такую же программу выдвигала Тунисская коммунистическая пар­тия — единственная в стране легальная политическая организация, представлявшая интересы народа Туниса.

В 1943 г. начала работать Коммунистическая партия Марокко, возникшая в результате объединения коммунистических групп. Провозглашенные ею лозунги были близки к призывам алжирских и француз­ских коммунистов. Она звала всех соотечественников к активной борьбе с фашизмом и требовала предоставить Марокко независимость.

Свой вклад в борьбу против фашизма и реакции внесла Коммунисти­ческая партия Южной Африки. Десятки тысяч людей участвовали в мас­совых митингах и демонстрациях, организованных коммунистами в знак крепнущей солидарности с Советским Союзом. В то же время ком­партия резко критиковала правительство за его непоследовательные выступления против фашизма как внутри страны, так и за рубежом. Коммунисты продолжали борьбу за консолидацию национально-осво­бодительного движения, за жизненные интересы трудящихся, за отмену всех форм расовой дискриминации, требовали предоставить народным массам право самим решать вопросы будущего своей страны. Проведение такой политики способствовало росту влияния компартии, укрепляло ее престиж.

Общим для деятельности коммунистических партий латиноамериканских стран являлось то, что они возглавляли выступления рабочего класса и всех трудящихся против фашистской опасности, против тирани­ческих режимов, за расширение демократических свобод и облегчение тя­желого материального положения народных масс. В тех государствах, которые входили в антифашистскую коалицию или сотрудничали с ней, коммунистические и рабочие партии проводили курена создание и укрепле­ние национального единства, поддерживали военные усилия правительств и призывали их активно участвовать в войне. В странах профашистской ориентации в обстановке жестоких репрессий коммунистические партии сплачивали вокруг себя истинных патриотов, демократов, антифашистов, чтобы радикально изменить направление внутренней и внешней поли­тики.

Предложение о роспуске Коминтерна латиноамериканские компартии поддержали, оставаясь верными идеям пролетарского интернациона­лизма. В заявлении Политической комиссии ЦК Коммунистической пар­тии Чили указывалось: «Компартия Чили еще раз подтверждает, что она является подлинно национальной партией... Но в то же время она будет применять к национальным условиям богатейший международный опыт и высоко держать знамя солидарности и дружбы между народа­ми, знамя общей борьбы рабочего класса».

Коммунистические партии Латинской Америки проводили широкую работу, чтобы добиться единства действий всех антифашистских сил и еще активнее развернуть движение солидарности с СССР. Они решительно требовали открытия второго фронта в Европе и энергичного участия своих стран в военных действиях против фашистских госу­дарств.

По инициативе коммунистов в середине 1943 г. началась подготовка к конгрессу демократических партий континента . В Мексике в июле прошла антифашистская конференция латиноамериканской молодежи. В ней участвовали представители Кубы, Пуэрто-Рико, Венесуэлы, Колумбии, Коста-Рики, Панамы, Сальвадора, Гватемалы, Эквадора, а так­ же США и Канады. Это были люди самых различных убеждений и веро­ваний — католики и масоны, коммунисты и либералы.

Коммунисты добились больших успехов в создании антифашистских демократических коалиций при сохранении политической независимости партий рабочего класса.

Коммунистические партии Коста-Рики, Панамы, Колумбии, Кубы и других стран, перейдя на легальное положение, стали участвовать в широких демократических коалициях, добивались представительства в парламентах, муниципалитетах, правительствах. В мае 1943 г. коммунисты Колумбии завоевали два места в сенате, в октябре получили значи­тельное представительство в муниципалитетах. На Кубе работала ра­диостанция компартии. Во многих странах увеличились тиражи партий­ных газет и журналов, усилилось влияние печати.

Коммунистические партии возглавляли движение народных масс против дороговизны, спекуляции, были инициаторами создания тысяч низовых комитетов по снабжению населения продовольствием, выступали с требованием о снижении квартирной платы. Во многих странах с их участием возникли комитеты гражданской обороны, борьбы против фа­шистского шпионажа и саботажа. Коммунисты содействовали «битве за производство» в странах антифашистской коалиции или помогали осу­ществлять поставки стратегического сырья и продовольствия в государства этой коалиции. В то же время коммунисты активно боролись против империализма. В частности, на Ассамблее за независимость Пуэрто-Рико они горячо поддерживали требования пуэрториканского народа предо­ставить ему право па самоопределение.

Вместе с тем коммунистам Латинской Америки пришлось преодолевать сектантские, ликвидаторские и националистические шатания в собственных рядах. Так, октябрьский пленум ЦК Мексиканской компар­тии подверг критике националистические настроения некоторых членов партии и подтвердил курс на единство действий в борьбе с фашизмом.

Сторонники националистического курса, механически повторяя антиамериканские лозунги предвоенных лет, не хотели замечать, что главную опасность на новом этапе представляли гитлеровские планы создания «латиноамериканского протектората» и заговоры фашистской агентуры. Они пытались сбить коммунистические партии с курса на единство анти­фашистских сил, отрицали необходимость международной солидарности пролетариата, истолковывали решение о роспуске Коминтерна как «осво­бождение» от каких-либо обязательств перед международным рабочим движением.

Преодолевая националистические уклоны, последовательно проводя интернационалистскую антифашистскую политику, коммунисты стран Азии, Африки и Латинской Америки повысили свой авторитет в массах, внесли большой вклад в достижение победы над фашизмом.