Вторая мировая война: Национально-освободительная борьба народов Африки и Ближнего Востока зимой 1942/43 г

В результате разгрома немецко-фашистских войск на южном крыле советско-германского фронта и действий союзников в Северной Африке непосредственная угроза оккупации державами оси Ближнего и Среднего Востока была ликвидирована. Народы арабских стран внимательно сле­дили за ходом военных событий, «радуясь победам... славной Советской Армии, нанесшей под Сталинградом смертельный удар гитлеровской военной машине».

Они все более убеждались в реакционной сущности фашизма и его враждебности к национально-освободительному движе­нию. Возросли авторитет и влияние в массах коммунистических партий, выступавших за союз со всеми силами, боровшимися против агрессоров. В ряде стран в борьбу за независимость включились представители моло­дой национальной буржуазии и правящей феодальной верхушки.

Героическая борьба советского народа, приковавшая к себе основные силы фашистского блока, создала благоприятные условия для высадки англо-американских войск в Северной Африке и победы под Эль-Аламейном. К зиме 1942/43 г. под контролем немецко-фашистских войск и пра­вителей Виши оставался только Тунис. Все это послужило резким толч­ком к развитию национально-освободительного движения на Ближнем и Среднем Востоке, а также в Африке.

Усиливалось проникновение английского и американского империализма в эти районы. Правительство Великобритании сохраняло значи­тельные вооруженные силы на Ближнем и Среднем Востоке, который оно рассматривало как плацдарм для будущих действий на Балканах и в Юж­ной Европе. Английские войска, занимавшие территорию формально независимых государств, являлись орудием борьбы против расширения национально-освободительного движения. Характеризуя настроения араб­ских народов, английский историк М. Ситон-Уильямс писал: «Британ­ские войска, сосредоточенные в странах Среднего Востока, рассматрива­лись не как войска-освободители, а скорее как оккупанты».

В бывших итальянских колониях (Ливия, Эритрея, Сомали) к нача­лу 1943 г. обосновалась британская колониальная администрация, опиравшаяся на прежних итальянских чиновников и полицию. Правящие круги Великобритании наотрез отказались создать в Ливии временное арабское правительство. В связи с отстранением ливийцев от участия в управлении страной лидер ливийских повстанцев ас-Сенуси решил не возвращаться в страну и остаться в Каире.



Правительство США проводило двойственную политику. С одной стороны, оно не скупилось на обещания помощи арабским националистиче­ским деятелям в достижении независимости их стран, а с другой — не предпринимало для этого никаких практических шагов. Встреча Рузвель­та с марокканским султаном Мохаммедом V в Касабланке 22 января 1943 г., обставленная как встреча руководителей суверенных государств, способствовала упрочению надежд марокканских буржуазно-национали­стических деятелей на поддержку США в деле восстановления независи­мости. Одновременно усилилось американское проникновение на Сред­ний Восток, особенно в Иран. В Южный Иран было введено до 30 тыс. американских войск, в марте 1943 г. в страну прибыла военная миссия США. Американцы взяли в свои руки руководство жандармерией Ирана и его финансами. В феврале правительство США распространило дейст­вие закона о ленд-лизе на Саудовскую Аравию как страну, имеющую важное значение для обороны Америки.

Руководящие круги Франции стремились сохранить господство в бывшей колониальной империи. В Северной и Западной Французской Аф­рике имперский совет под председательством А. Жиро проводил сугубо реакционную политику и не шел ни на какие уступки коренному населе­нию. Продолжали действовать вишистские законы; демократы и комму­нисты оставались в тюрьмах. Только после соглашения в январе 1943 г. в Касабланке об объединении администрации Жиро с движением «Сра­жающаяся Франция» и ухода 17 марта в отставку крайне реакционных министров было отменено фашистское законодательство, распущены про­фашистские партии, началось массовое освобождение политзаключенных, число которых в Северной Африке к февралю 1943 г. достигало 15 тыс. человек. Однако эти меры не затрагивали системы колониального гос­подства. Генерал де Голль, выступив по радио в декабре 1942 г., заявил, что восстановление французского суверенитета на территории империи является одной из важнейших задач «Сражающейся Франции». Фран­цузская колониальная администрация была восстановлена во Француз­ском Сомали и на Мадагаскаре.

В Алжире и Марокко активизировали свою деятельность коммунистические партии, которые вместе с различными прогрессивными орга­низациями мобилизовывали трудящихся на активную помощь военным усилиям союзных держав, в том числе на обеспечение бесперебойной переброски воинских частей и снаряжения союзников.

Лидеры алжирской национальной буржуазии решили использовать слабость колониальных властей и потребовать от них хотя бы умеренных реформ. 20 декабря 1942 г. французским властям и англо-американскому командованию было направлено «Послание мусульманских представите­лей», в котором буржуазно-националистические деятели выражали готов­ность всемерно (вплоть до участия в боевых действиях) поддержать союз­ные державы при условии немедленного определения будущего статуса коренного населения Алжира. 10 марта 1943 г. был опубликован «Мани­фест алжирского народа», который подписали 56 политических и общест­венных деятелей. В манифесте разоблачалось стремление французских колонизаторов сохранить бесправное положение коренного населения и выдвигалось требование немедленного и эффективного участия алжирцев в управлении страной.

В Ливане и Сирии крестьяне, рабочие, ремесленники, средние слои, патриотически настроенная часть помещиков и буржуазии развернули широкую борьбу за полную независимость. В начале 1943 г. волнения охватили всю Северную Сирию, перекинулись на крупные города. Освобо­дительная борьба заставила французскую администрацию передать реаль­ную власть правительствам Сирии и Ливана и назначить на лето 1943 г. парламентские выборы.

Стремясь отвлечь национально-освободительное движение арабских народов от борьбы за независимость и решение насущных социальных проблем, британское правительство заявило, что оно одобрительно отно­сится к вопросу об объединении арабских стран. Однако проект создания так называемой «Великой Сирии», выдвинутый феодально-монархически­ми кругами Ирака и Трансиордании, вызвал решительный протест Сирии, Ливана, Египта и других арабских государств.

В Иране под влиянием поражения гитлеровских войск ослабли позиции фашистской агентуры. Отдельные разрозненные выступления кашкайских племен, спровоцированные этой агентурой весной 1943 г., уже не могли повлиять на общую обстановку в стране и нарастающее демократи­ческое движение народа. Для ханов южноиранских племен стала ясна бес­перспективность сотрудничества с фашистами. Разработанный план восста­ния племен в поддержку фашистских войск при их приближении к грани­цам Ирана остался нереализованным. Несмотря на репрессии со сто­роны правительства Кавама Эс-Салтане, демократические силы во главе с Народной партией Ирана активизировали борьбу против реакции. В стране возникали крестьянские и восстанавливались профессиональные союзы. Требования демократических реформ, ликвидации наследия преж­него реакционного режима, изгнания из государственного аппарата профашистских элементов встречали поддержку широких народных масс.

В Южно-Африканском Союзе влияние происходивших событий проявилось в росте левых тенденций и усилении роли в национально-освобо­дительном движении Южно-Африканской коммунистической партии и прогрессивных организаций — Африканского и Индийского нацио­нальных конгрессов. Расширялись ряды прогрессивных профсоюзов, особенно африканцев-горнорабочих, большую активность проявляли пер­вые крестьянские союзы.

Для национально-освободительного движения в странах Африки и Ближнего Востока было характерно расширение его массовой базы, повышение роли демократического крыла, рост влияния компартий. Однако маневры колониальных властей противодействовали развитию борьбы за национальное освобождение; основное место в руководстве ею занимала национальная буржуазия, а иногда и феодально-племенная верхушка.