Вторая мировая война: военная экономика государств фашистско-милитаристского блока

Германия. Ведущая сила фашистско-милитаристского блока в Евро­пе — гитлеровская Германия мобилизовала для ведения агрессивной войны не только собственный военно-экономический потенциал, но и потенциал своих союзников, а также оккупированных европейских стран.

В 1941 г. ее военная экономика развивалась в соответствии с гитлеровской стратегией блицкрига. Исходя из этого, в период подготовки агрессии против Советского Союза и в ходе ее на нужды войны выделялась большая часть бюджетных средств. Только с 1 сентября 1940 г. по 1 сентября 1941 г. на зти цели было ассигновано 60,1 млрд. марок, или 70 процентов всех государственных расходов.

Контрибуции с оккупированных стран в 1941 г. составили 19 млрд. марок против 8 млрд. в 1940 г., то есть увеличились почти в 2,5 раза, а их доля в государственном бюджете Германии возросла более чем в 1,5 раза.

В сферу немецкой военной экономики были вовлечены миллионы людей. К июню 1941 г. в ней работало 5 453 тыс. немцев, или 54,5 процента общего числа занятых в промышленности страны. Кроме того, в различных отраслях хозяйства, связанных с военным производством, насчитывалось 3,1 млн. иностранных рабочих и военнопленных — в 2,5 ра­за больше, чем в июне 1940 г.

Перед нападением на СССР фашистская Германия располагала значительными запасами стратегического сырья и материалов. Это было достигнуто как увеличением добычи их внутри страны, так и за счет ис­пользования ресурсов оккупированных и союзных ей государствимпор­та из нейтральных стран.

В 1941 г. Германия имела относительно высокий уровень производства наиболее важных видов стратегических материалов и промышленной продукции. В рейхе, в присоединенных областях, на оккупированных территориях было добыто около 350 млн. тонн каменного угля , выплав­лено 24,4 млн. тонн чугуна, около 32 млн. тонн стали, 161 тыс. тонн ме­ди, 172 тыс. тонн свинца, 320 тыс. тонн цинка, 324 тыс. тонн алюми­ния . Кроме того, только из Франции было вывезено в Германию более 250 тыс. тонн цветных металлов и лома, 107,8 тыс. тонн лома стали и же­леза . Общий объем производства важнейших видов металла, по расчетам германских экономистов, удовлетворял потребности ведения кратковре­менной войны против СССР.

В течение 1941 г. Германия значительно пополнила запасы всех видов жидкого топлива, обеспечив вермахт и военное хозяйство горючим. Добы­ча нефти в стране и на присоединенных территориях в указанном году составила 1 584 тыс. тонн, а вместе со странами-сателлитами — 8,6 млн. тонн, производство синтетического топлива — 4,1 млн. тонн.

Германия располагала весьма развитой химической промышленностью, в частности значительной базой для производства азота, а также пороха, взрывчатых веществ и пластмасс. К лету 1941 г. она довела произ­водство синтетического каучука до 71 тыс. тонн в год. Ввоз натурально­го каучука составил 33,2 тыс. тонн.

По величине станочного парка, составлявшего в 1941 г. около 1,7 млн. станков, Германия занимала первое место в мире. В том же году германские заводы выпустили около 198 тыс. станков.

Таким образом, в 1941 г. гитлеровская Германия располагала всеми возможностями для увеличения выпуска военной цродукции.

Разрабатывая планы производства боеприпасов в 1941 г., гитлеровское руководство учитывало, что пооле походов на Западе в распо­ряжении вермахта большое их количество осталось неизрасходованным. Поэтому выпуск боеприпасов в 1941 г. был определен лишь в 540 тыс. тонн вместо 865 тыс. тонн в 1940 г.

Особое внимание уделялось производству танков и штурмовых орудий, самолетов, автоматического оружия, необходимых для сухопутных войск на восточном фронте.

Военные успехи в первые недели боевых действий против Советского Союза укрепили уверенность гитлеровского командования в том, что имев­шихся запасов вооружения и боеприпасов вместе с текущим производст­вом вполне достаточно для завершения операции «Барбаросса» до наступ­ления зимы. 3 октября 1941 г. Гитлер заявил: «Мы так обеспечили все заранее, что я в самый разгар этой битвы могу приостановить дальнейшее производство вооружения в крупных отраслях промышленности, ибо знаю, что сейчас не существует противника, которого мы не могли бы сокрушить с помощью имеющегося запаса вооружения».

Подобного рода заявления Гитлера послужили поводом для необоснованного утверждения некоторыми буржуазными экономистами и генералами (Г. Керль, Г. Томас, А. Кессельринг, Р. Вагенфюр и дру­гие), что главной причиной провала блицкрига против СССР явились якобы «упущенные возможности» в развитии германской военной эконо­мики. Однако факты свидетельствуют, что Германия не сокращала и не прекращала производство вооружения в ходе войны против Советского Союза. Напротив, во второй половине 1941 г. наблюдался рост выпуска важных видов боевой техники, особенно танков.

В июле — сентябре был выпущен 901 танк, то в октябре — декабре — уже 989. Не снижалось и производство боевых самолетов, особенно бомбар­дировщиков новых типов.

Немецкое командование разрабатывало планы дальнейшего увеличения производства самолетов. Так, 22 октября 1941 г. на совещании у ге­нерального инспектора ВВС Э. Мильха была принята расширенная про­грамма выпуска самолетов. Намечалось произвести в 1942 г. 16 500 ма­шин, в том числе 13 900 боевых.

Следовательно, характерной особенностью развития германской воен­ной экономики в 1941—1942 гг. являлся рост производства основных видов боевой техники.

Вместе с тем с самого начала войны против СССР обозначился и посте­пенно усиливался процесс отставания уровня военного производства Гер­мании от непрерывно возраставших потребностей вермахта в вооружении и боеприпасах. Большие потери в боевой технике и значительный расход боеприпасов в сражениях под Смоленском, Ленинградом, Ростовом и осо­бенно под Москвой не могли быть восполнены за счет текущего военного производства. Ощущалась также нехватка металла и горючего.

14—16 августа 1941 г. на расширенном совещании руководителей управления военной экономики и вооружения верховного главнокомандования вермахта отмечалось, что на военные нужды выделялось 800 тыс. тонн железа в месяц, потребность же в нем составляла 1,65 млн. тонн. Алюминия требовалось 34,5 тыс. тонн в месяц, а производство его не пре­вышало 30 тыс. тонн. Что касается горючего, то им удовлетворялись только «абсолютно необходимые потребности». В целях экономии сырья было предложено полностью отказаться от программы подготовки де­сантной операции против Англии («Зеелёве»).

Недостаток сырья, особенно нефти, продолжал усиливаться по мере затягивания военных действий на советско-германском фронте.

Особые надежды гитлеровское руководство возлагало на захват промышленности и сырьевых ресурсов европейской части Советского Союза. Для этой цели в июне 1941 г. создается специальный военно-зкономический штаб «Ост», главным назначением которого было «сделать все необ­ходимое для быстрейшего максимально эффективного использования окку­пированных районов в интересах Германии». В тыловых районах каж­дой группы армий имелись «экономические инспекции», в армиях — «экономические группы», а в охранных дивизиях — «экономические команды».

25 августа в беседе с Муссолини Гитлер хвастливо заявил, что экономическая оккупация Советского Союза проходит успешно. Между тем к тому времени основные промышленные предприятия были эвакуированы из западных областей в глубь Советской страны, а «захваченные сырьевые ресурсы ввиду сильных разрушений и повреждений в местах их добычи могли быть использованы для германской военной промышленности лишь в ограниченных размерах».

18 августа на совещании у начальника штаба верховного главнокомандования отмечалось, что для выполнения плана выпуска боевых самоле­тов, танков и подводных лодок до конца года потребуется дополнительно мобилизовать свыше 300 тыс. рабочих. Алюминиевой промышленности, предприятиям по производству синтетического каучука необходимо было еще около 90 тыс. рабочих.По определению управления военной экономики и вооружения ОКБ, в октябре потребность военного производства в рабочей силе исчислялась примерно в 1 млн. 500 тыс. человек. Для частичного покрытия этого спро­са предполагалось после завершения блицкрига расформировать 49 пе­хотных дивизий и высвободить тем самым 500 тыс. человек сократить на 100 тыс. число рабочих на предприятиях второстепенного значения, привлечь дополнительно 100 тыс. иностранных рабочих и использовать 300 тыс. советских военнопленных и гражданских лиц.

Однако уже в то время, когда Советская Армия вела ожесточенное обо­ронительное сражение под Москвой, стало ясно, что этим планам не суж­дено сбыться. Вместо увольнения 500 тыс. солдат перед командованием вермахта возникла острая необходимость в призыве на военную службу минимум 625 тыс. человек для пополнения фронтовых частей. Несостоя­тельными оказались и другие расчеты фашистского руководства.

Недостаток рабочей силы после призыва военнообязанных в вермахт особенно чувствительно сказывался на показателях добывающей промышленности. Например, в ноябре 1941 г. добыча каменного угля по срав­нению с октябрем снизилась на 700 тыс. тонн, а бурого — на 1 млн. тонн . Это привело к перебоям в снабжении топливом промышленности и тран­спорта.

К концу 1941 г. военная промышленность Германии оказалась не в состоянии восполнить урон вермахта в вооружении и боевой технике, понесенный на советско-германском фронте. С июня по декабрь 1941 г. потери в танках и штурмовых орудиях составили 2851 единицу, а произве­дено их было 2487. Значительными были потери в боевых самолетах. До 31 октября 1941 г. в истребителях они составили 1527 машин (из них 853 — безвозвратно), а произведено было — 1079 самолетов. Расход боеприпасов только в сухопутных войсках составил 583 тыс. тонн, то есть на 43 тыс. тонн больше, чем давало текущее производство Полностью исправных автомашин к декабрю 1941 г. осталось около 150 тыс., или 25 процентов их первоначального количества.

Таким образом, расчеты гитлеровского руководства провести войну против СССР созданными запасами оружия, боевой техники и боеприпасов, а также текущим производством их в Германии провалились.

В связи с этим правительству Германии пришлось в течение декабря 1941 г. — апреля 1942 г. принять ряд мер по приспособлению военной эко­номики страны к потребностям длительной войны. Одной из первых таких мер явилась так называемая «рационализация», предусматривавшая дальнейшую концентрацию основных производительных сил в руках крупных монополий и увеличение выпуска оружия и боевой техники. «Рационализация» означала новое перераспределение заказов, сырья и рабочей силы в пользу военного производства.

Проведение этих государственно-монополистических мероприятий сопровождалось дальнейшим усилением эксплуатации трудящихся. Рабочий день удлинялся до 10—12 часов, повышалась интенсификация труда.

Основные направления в развитии военной экономики фашистской Германии были изложены в приказе верховного главнокомандования вер­махта от 10 января 1942 г. «Вооружение 1942 г.» Они обусловливались прежде всего необходимостью приспособления военного хозяйства к изме­нившемуся «военному положению» и были рассчитаны в первую очередь на обеспечение оружием и боевой техникой сухопутных войск.



Приказ обязывал министерство вооружения и боеприпасов вермахта полностью обеспечить войска оружием, боевой техникой и боеприпасами к 1 мая 1942 г... а также повысить их мобильность и огневую мощь.

В соответствии с этим приказом стратегическое сырье перераспределялось в пользу предприятий, выпускавших вооружение для сухопутных войск. Производство некоторых видов боевой техники для военно-воздуш­ных сил и противовоздушной обороны сокращалось, а для военно-мор­ских сил предусматривалось прежде всего строительство подводных лодок.

В начале 1942 г. в Германии были проведены значительные изменения в руководстве военной экономикой. Особенно крупная реорганизация произошла после назначения в марте 1942 г. министра вооружения и бое­припасов А. Шпеера «генеральным уполномоченным по военному произ­водству в системе четырехлетнего плана».

Для контроля за военным производством и за поставками вермахту оружия и боевой техники при министерстве вооружения и боеприпасов создавалась разветвленная система так называемых «рингов» (центров) и «аусшуссе» (комитетов). Ими руководили представители концернов и военные.

Еще большая степень слияния крупнейших монополий с государственной властью и военной элитой в фашистской Германии была достигну­та после создания в апреле 1942 г. двух советов: вооружения и централь­ного планирования.

В совет вооружения кроме Шпеера входили магнаты монополий Г. Бюхер (от АЕГ), Ф. Кесслер (от «Бергман Борзиг»), В. Цанген (от «Маннесман»), В. Вернер (от заводов Крупна, Рехлинга и Юнкерса), Э. Пензген и А. Феглер (от «Стального треста»), а также представители ОКБ — Э. Мильх, Э. Лееб, Г. Томас, Ф. Фромм, К. Витцель. Во главе совета планирования стояли Шпеер, Мильх и К. Кернер. Эти советы были наделены неограниченными правами в области военного производства и перераспределения трудовых и сырьевых ресурсов для нужд войны.

Государственное вмешательство в экономику, установление системы «контроля» и «регулирования» являлись средством усиления эксплуатации трудящихся и получения монополистами максимальных прибылей.

Чтобы упорядочить распределение людских ресурсов, правительство учредило специальный пост «генерального уполномоченного по использо­ванию рабочей силы». Гаулейтер Тюрингии Ф. Заукель, назначенный на эту должность, был наделен широкими полномочиями, в том числе правом распоряжаться людскими ресурсами единолично, независимо от министер­ства труда.

В промышленность и сельское хозяйство направлялась дополнительная рабочая сила, в первую очередь иностранные рабочие и военноплен­ные. Началось осуществление так называемой «программы восточных ра­бочих», которая предусматривала принудительный вывоз только из окку­пированных советских областей 627 тыс. человек.

В военную промышленность было также направлено немало немецкой молодежи.

Дополнительным источником рабочей силы стали узники концентрационных лагерей. Так, в марте 1942 г. в экономике Германии рабо­тало свыше 120 тыс. заключенных . Для иностранных рабочих и военно­пленных, особенно из СССР и Польши, была установлена каторжная си­стема труда. Нечеловеческие условия, жесточайший режим в лагерях, изнурительный труд вели к высокой смертности.

Усиливалось экономическое ограбление оккупированных территорий. Важнейшие отрасли промышленности этих стран почти полностью переключались на выполнение военных заказов вермахта.

Формы и методы эксплуатации европейских народов зависели от места, отведенного им в фашистской системе «нового порядка». На захвачен­ных территориях СССР, а также стран Восточной Европы германские монополии осуществляли разбойничий экономический грабеж и унич­тожение национальных богатств. В Западной и Северной Европе на­сильственные методы, как правило, сочетались с курсом на «мирную» экономическую интеграцию, условия для которой создавались коллабора­ционизмом части местной буржуазии и аграриев. Германский монополи­стический капитал захватывал важнейшие позиции в промышленности и торговле этих стран. Усиливалось внедрение германского капитала в Голландии, Бельгии, Греции, Норвегии . Во Франции от захвата тро­феев в период блицкрига на Западе гитлеровцы перешли к «организован­ной» эксплуатации экономики.

Жесткие государственно-монополистические меры привели к некоторому росту промышленного производства. В I квартале 1942 г. в Германии, присоединенных областях и на оккупированных территориях было выплавлено свыше 7,1 млн. тонн чугуна, а во II квартале — 7,6 млн. тонн. Непосредственно на военные нужды использовалось ежемесячно 1154 тыс. тонн черных металлов против 1058 тыс. тонн в I квартале 1941 г... Росло производство проката. Если в январе — феврале 1942 г. его было произведено 3,5 млн. тонн, то в марте — апреле — 3,9 млн. тонн.

Рост добычи основных видов сырья и производства материалов, увеличение капиталовложений в военную экономику, переключение мощно­стей машиностроения и других отраслей тяжелой промышленности на производство военной продукции, сокращение типов вооружения и бое­вой техники способствовали увеличению выпуска средств вооруженной борьбы.

В 1942 г. производство артиллерийских орудий, танков, боевых самолетов, тягачей и машин на полугусеничном ходу, а также зенитного вооружения увеличилось по сравнению с предыдущим годом в 1,2—2 раза.

В авиационной промышленности главные усилия направлялись на производство боевых самолетов, в первую очередь бомбардировщиков Ю-88 и Хе-111. За первые четыре месяца 1942 г. в Германии и оккупированных странах было выпущено около 4,5 тыс. самолетов, в том числе более 2 тыс. бомбардировщиков и истребителей.

Значительно увеличилось производство танков. За четыре месяца 1942 г. танкосборочные заводы Германии выпустили 1390 танков и 129 штурмовых орудий. Подавляющую часть танков составляли маши­ны типа T-III и T-IV, легких танков производилось немногим более 10 процентов. В апреле 1942 г. армия получила первые 128 самоходных противотанковых орудий.

Весной 1942 г. претерпела качественные изменения конструкция штурмовых орудий. Часть из них, изготовлявшаяся на базе шасси танка T-III, получила 75-мм пушку, а на базе шасси T-IV — 105-мм гаубицу. Возрастало количество броневиков и бронетранспортеров. Их производство весной 1942 г. по сравнению с тем же периодом 1940 г. увеличилось в 4,5 раза.

Высокими были темпы роста производства в артиллерийской промыш­ленности. За первые четыре месяца 1942 г. она выпустила 3565 орудий калибром 75 мм и крупнее. За это же время было произведено 7 млн. ар­тиллерийских снарядов, а общие поставки боеприпасов составили 279,3 тыс. тонн.

Сосредоточив главные усилия на обеспечении вооружением и боевой техникой сухопутных войск, германское руководство в начале 1942 г. свело до минимума строительство надводных боевых кораблей и несколь­ко снизило выпуск подводных лодок. Если в сентябре — декабре 1941 г. было построено 88 подводных лодок, то в январе — апреле 1942 г. — 64.

Итак, в первые четыре месяца 1942 г. фашистская Германия достигла некоторого роста производства вооружения и боевой техники и создала условия для дальнейшего его развертывания за счет резкого сокращения выпуска товаров широкого потребления и особенно жилищного строитель­ства, объем которого в 1942 г. по сравнению с 1939 г. сократился почти в пять раз.

Однако гитлеровская военная экономика в первые месяцы 1942 г. по темпам роста и общему объему уступала военному производству в Советском Союзе и других основных странах антифашистской коалиции. Поэтому Германия поставила на службу своим интересам экономический потенциал своих союзников — Италии, Румынии, Венгрии, Финляндии, Болгарии.

Поддержав агрессивную войну против СССР, правительства этих стран все свои планы строили в расчете на легкую добычу в «молниеносной войне».

Авантюристическая политика военно-фашистских режимов вела к растущей зависимости национальной экономики от германского капитала, к дезорганизации хозяйственной жизни и разорению. Поставки в Германию стратегического сырья, продовольствия, полуфабрикатов и готовой продукции из этих стран увеличились с 1,6 млрд. марок в 1940 г. до 2,2 млрд. в 1941 г,.

Италия. Главный европейский союзник Германии — фашистская Италия испытывала серьезные экономические трудности. Слабость сырьевой базы, нехватка рабочей силы, а также кризисное состояние финансов тормозили развитие ее военной экономики . Для покрытия огромных расходов на войну итальянское правительство вводило новые налоги. Это вело к резкому снижению жизненного уровня трудящихся . В то же время монополии страны получали огромные прибыли и беспре­рывно увеличивали свой капитал.

Львиную долю бюджета Италии поглощали военные расходы, которые в 1940/41 г. достигли 59 млрд. лир (58 процентов общего бюджета). В 1941/42 финансовом году они возросли до 70 млрд. лир (около 61 про­цента бюджета)

Фашистские власти принимали меры к ликвидации дефицита сырья: налаживался выпуск синтетического каучука и топлива, внедрялись

заменители и т. п. Несмотря на это, общий объем добычи стратегического сырья и промышленного производства в целом оставался, как и прежде, на низком уровне. Каменного угля, например, в 1941 г. было добыто всего 2,4 млн. тонн, а в 1942 г.— 2,5 млн. тонн, нефти — соответственно 11,7 и 13,4 тыс. тонн. В 1941 г. было выплавлено лишь 1,1 млн. тонн чу­гуна и 2 млн. тонн стали, а в 1942 г. выплавка этих металлов сократи­лась на 100 тыс. тонн. Производство электроэнергии в 1941 г. составило 20,7 млрд. квт-ч, а в следующем году — 20,2 млрд.

Особенно тяжелым было положение с топливом. Вскоре после начала войны против СССР Германия резко снизила поставки угля итальянскому союзнику. В конце лета 1941 г. из-за недостатка топлива были вынуждены прервать работу 338 итальянских предприятий, в том числе крупные самолетостроительные заводы «Капрони» и сталелитейные за­воды «Ильва» . Запасы нефти, созданные до войны, к концу 1941 г. были практически исчерпаны. Поставки же ее из Румынии и Албании далеко не восполняли всех потребностей. К этому времени дефицит в топливе, стали, цветных металлах, каучуке привел к закрытию в Италии 729 предприятий, выполнявших военные заказы.

Острейшую для итальянской экономики проблему сырья корпорации и фашистское руководство надеялись решить, участвуя в войне про­тив СССР. Муссолини, уверенный в победоносном исходе восточного похода, не проявлял особого беспокойства по поводу свертывания части итальянских военных предприятий. В Риме в течение лета и осени 1941 г. строились расчеты на возможности получения необходимых материалов из оккупированных районов Советского Союза.

Используя ресурсы своих колониальных владений и импортное сырье, закрыв почти все предприятия, не имевшие военного значения, Италия в 1941 г. довела производство артиллерийских орудий до 5,7 тыс., миноме­тов — до 4,2 тыс., танков — до 780 и боевых самолетов — до 2,5 тыс... Одна­ко в 1942 г. выпуск основных видов вооружения и боевой техники снизил­ся: орудий — на 500, минометов — на 300, танков — на 180 и боевых самолетов — на 118 единиц. Если в 1941 г. были построены крейсер и 13 подводных лодок, то в 1942 г.— 11 подводных лодок.

Таким образом, в фашистской Италии происходило снижение уровня военного производства. Затяжная война в союзе с Германией вела страну к хозяйственному и политическому кризису. Углублялись германо-итальянские противоречия.

Все более укреплялись экономические связи Финляндии с Германией. В 1940—1941 гг. 60—70 процентов финского внешнеторгового оборота приходилось на долю рейха. Финляндия обязалась регулярно поставлять Германии максимальное количество пиломатериалов, а та должна была снабжать финнов хлебом и различным сырьем. Но обязательства факти­чески выполняла только Финляндия. В стране все более осложнялось экономическое положение. Из-за нехватки рабочей силы урожай 1941 г. не был полностью убран, и собственного хлеба ей хватило лишь до но­вого года.

В буржуазно-помещичьей Румынии диктатура Антонеску полностью подчинила экономику интересам фашистской Германии. Условия включения страны в сферу экономического господства Германии были вырабо­таны еще в марте 1941 г. во время переговоров Антонеску с Герингом в Вене 4 декабря 1941 г. было подписано новое соглашение о претворе­нии в жизнь 10-летнего плана экономического сотрудничества, отводив­шее Румынии роль аграрно-сырьевого придатка рейха.

Гитлеровское руководство требовало увеличить добычу и поставки ру­мынской нефти. Из материалов судебного процесса над Антонеску и его со­общниками видно, что они ежегодно отправляли в Германию около 3 млн. тонн нефти и нефтепродуктов. Немецкие же поставки оружия и некоторых видов промышленной продукции не покрывали вывоза нефти из Румы­нии. Германская клиринговая задолженность к 31 декабря 1941 г. достиг­ла 17 млрд. лей, увеличившись за год на 16 млрд.

Для ведения войны против Советского Союза румынская армия использовала в основном пехотное оружие как собственного производства, так и поступавшее из Германии. В 1941 г. в Румынии было выпущено 2,5 тыс. ручных пулеметов, 4 тыс. автоматов, 2250 60-мм и 81,4-мм мино­метов, 428 75-мм артиллерийских орудий, 160 47-мм противотанковых пушек, 106 37-мм и 75-мм зенитных орудий, свыше 2,7 млн. мин и сна­рядов.

Увеличивались поставки продовольствия в Германию. Это приво­дило к тому, что клика Антонеску ограничивала внутреннее потребление: в конце 1941 г. были введены два дня без выдачи населению хлеба в Буха­ресте и три дня — в провинции.

В интересах Германии использовались не только материальные, но и трудовые ресурсы Румынии.

Экономика Венгрии также была подчинена удовлетворению военных нужд Германии. Венгерский диктатор Хорти в самом начале немец­ко-фашистской агрессии против СССР предложил Гитлеру экономичес­кую помощь.

В 1941 г. в стране было произведено 442 тыс. тонн чугуна, 781,6 тыс. тонн стали, 4,8 тыс. тонн алюминия, добыто 823 410 тонн бокси­тов, 423,4 тыс. тонн нефти, 70,5 тыс. тонн марганца . Венгерская воен­ная промышленность на 60 процентов работала на Германию В июне 1941 г. гитлеровское и хортистское правительства заключили договор о строительстве Дунайского авиационного завода; намечалось производство самолетов на сумму 1 млрд. пенге, причем расходы целиком брала на себя венгерская сторона.

Венгерские поставки в Германию постоянно возрастали. В конце ноября 1941 г. во время визита премьер-министра Л. Бардоши в Берлин Риббентроп потребовал увеличить очередную партию нефти и дополнительно отправить 10 тыс. тонн зерна. Хотя нехватка топлива в самой Венгрии парализовала значительную часть транспорта, Бардоши согла­сился выполнить требование нацистов . К концу 1941 г. экспорт различ­ных военных материалов в Германию превысил 400 млн. пенге. Хортисты продолжали наращивать поставки ей бокситов, стремясь довести их объем до 1 млн. тонн в год. Хорти писал Гитлеру, что «на нужды Германии рабо­тает почти вся венгерская металлургия». Немцы получили доступ к венгерским марганцевым рудникам.

Непрерывно рос вывоз продукции сельского хозяйства за счет дальнейшего сокращения потребления внутри страны. В 1941—1942 гг. в Германию было отправлено 1 млн. тонн пшеницы и большое количество другого продовольствия.

С присоединением Болгарии к тройственному пакту и вступлением на ее территорию немецких войск все более усиливался контроль гитлеровцев над экономикой этой страны. Уже в 1941 г. на долю рейха прихо­дилось 73 процента болгарского экспорта и 79,6 процента импорта. Германия вывозила из страны фактически за бесценок большое количество сырья, продовольствия, в том числе мясо, виноград, свежие и консерви­рованные фрукты, яйца и табак, значительную часть овощей и другие товары.

Болгария несла также крупные расходы по содержанию находившихся в стране немецких войск. Причем размеры этих расходов определя­лись командованием вермахта. Только за 1941—1942 гг. Болгария из­расходовала на эти цели 3,8 млрд. левов.

Гитлеровцы использовали для своих нужд болгарские суда, вагоны, вначале на правах аренды, а затем безвозмездно. В широких масштабах осуществлялся вывоз из Болгарии дешевой рабочей силы. Тысячи болгарских рабочих подвергались жестокой эксплуатации на промышленных предприятиях Германии. По существу, Болгария стала колонией «третьего рейха».

Таким образом, расширяя экономическую базу для ведения длительной войны, фашистская Германия в конце 1941—начале 1942 г. резко усилила ограбление и эксплуатацию народов Европы, в первую очередь оккупированных территорий. Страны-сателлиты все более превращались в поставщиков рабочей силы, сырья и продовольствия. Военно-экономи- ческий потенциал европейских государств полностью переключался на обслуживание вермахта.

Япония. Среди участников фашистско-милитаристского блока Япония являлась после Германии наиболее развитым в экономическом отно­шении государством. В стране также шел процесс быстрого роста госу­дарственно-монополистического капитализма.

Летом 1941 г. высшее военно-политическое руководство Японии, приняв решение о сроках развязывания войны на Дальнем Востоке и об очередности выполнения своих захватнических планов, завершило оформление так называемой «новой экономической структуры», введенной в августе того же года. В важнейших отраслях промышленности, а также в области торговли и финансов ускорился процесс создания так называе­мых «контрольных ассоциаций» во главе с представителями крупнейших концернов и фирм, наделенными правом распределять сырье, топливо, рабочую силу, финансовые средства и т. п.

«Новая экономическая структура» имела целью укрепить японский милитаризм и военное хозяйство метрополии путем еще более жесткого контроля, усиления эксплуатации японских трудящихся и народов оккупированных территорий. С переходом к ней правительство Японии резко увеличило ассигнования на военные нужды. В 1941 г. при общей сумме всех расходов бюджета страны в 16 542 млн. иен прямые военные расходы составили в текущих ценах 12 503 млн. иен (соответствующие показатели для 1940 г. — 10 982 и 7 947 млн. иен).

К началу войны против США и Великобритании Япония превратилась в одну из наиболее крупных колониальных держав мира, захватив огромные районы Азии и острова в Тихом океане общей площадью при­мерно 5,6 млн. кв. км с населением свыше 190 млн. человек.

«Великая восточноазиатская сфера сопроцветания», которая создавалась милитаристами Японии, должна была обеспечить экономическую автаркию и расширенную базу для ведения захватнических войн .

Собственная топливно-сырьевая база Японии не могла полностью обеспечить ее потребности. В 1941 г. в стране добывалось 55,6 млн. тонн угля, 1 380 тыс. тонн железной руды, производилось 33,9 млрд. квт-ч электроэнергии, выплавлялось 4 308 тыс. тонн чугуна, 6 840 тыс. тонн стали, 71,7 тыс. тонн алюминия . Уровень добычи сырья даже при исполь­зовании ресурсов оккупированных районов далеко не удовлетворял нужды военной экономики. Из-за недостатка железной руды, например, оставалась незагруженной треть производственных мощностей металлурги­ческих заводов . Наиболее остро ощущалась нехватка нефти, добыча ко­торой в Японии составляла около 500 тыс. тонн в год. В связи с этим важнейшей задачей подготовки к агрессии японское правительство считало накопление запасов стратегического сырья и материалов. Были созданы запасы нефти — 5 674 тыс. тонн, бокситов — 254,7 тыс. тонн, железного лома — 4 468 тыс. тонн. При существовавших нормах потребления неф­ти хватило бы примерно на год войны, бокситов — на девять месяцев.

В Токио сознавали, что с развязыванием войны важные каналы поступления сырья в Японию перекроются. Поэтому все расчеты своди­лись к тому, чтобы с помощью наличных сырьевых резервов в короткие сроки захватить и колонизовать страны Южных морей. Нефть Голланд­ской Индии, олово Индокитая, каучук, железная руда и никель Малайи — все эти богатства должны были укрепить экономическую базу дальнейшей агрессии Японии.

Японские милитаристы надеялись также получить стратегическое сырье после захвата советского Дальнего Востока и районов Сибири. Согласно программе, разработанной институтом тотальной войны, они рассчитывали использовать нефть Северного Сахалина, уголь районов Приморья, молибденовые руды района Умарита.

На базе уже имевшихся ресурсов к началу тихоокеанской войны Япония достигла существенных результатов в развитии военной промыш­ленности. Если индекс объема всей ее промышленной продукции возрос за 1939 — 1941 гг. со 164 до 169,4 (1930—1934 гг. — 100), то индекс объема военной продукции увеличился с 486 до 1240.

Сельскохозяйственное производство при господстве в стране системы крупного помещичьего землевладения было недостаточно продук­тивным. Поэтому, хотя интенсификация труда была высокой и в сель­ском хозяйстве работало около половины трудоспособного населения (более 16 млн. человек), производство основного продукта питания — риса в 1940—1941 гг. снижалось За счет импорта Япония удовлетворяла 22 процента потребностей в рисе, 72 процента — в соевых бобах, 82 про­цента — в сахаре. Зависимость Японии от ввоза сельскохозяйственной продукции также была слабой стороной ее экономики.

С другой стороны, страна обладала хорошо развитым железнодорож­ным, автомобильным и водным транспортом. Протяженность и разветвлен- ность сети, пропускная способность дорог, количество подвижного состава обеспечивали военные потребности, в том числе планировавшееся развер­тывание наступательных операций с территории Маньчжурии и Кореи против Советского Союза.

Перед началом войны на Тихом океане торговый флот Японии зани­мал третье место в мире (после США и Великобритании). Тоннаж ее гру­зового флота (судов с металлическими корпусами) в декабре 1941 г. со­ставлял 6 384 тыс. брт . В целом это обеспечивало проведение десантных операций и перевозки грузов в планируемой кратковременной войне.

Военная продукция Японии в 1941 г. в денежном выражении превысила 5 млрд. иен, в то время как в 1937—1938 гг. она составляла 1,9 млрд. К концу этого года был увеличен выпуск оружия и боевой техники, особенно самолетов и кораблей, создан значительный военно-экономический потенциал, способный удовлетворить потребности ведения непродолжительной военной кампании против США и Англии на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии. Однако уже в начале 1942 г., несмотря на успех наступательных операций, в Японии поняли, что необходи­мо готовить страну к длительной войне. В бюджете на 1942/43 финансовый год ее военные расходы возросли до 22,8 млрд. иен, составив 92 процента общей суммы расходов. Милитаризация экономики сопровождалась уси­лением эксплуатации трудящихся. Число мобилизованных в промышленность увеличилось в 1941 г. почти до 312 тыс. человек против 53 с лиш­ним тысяч в 1940 г. В марте 1942 г. парламент принял закон о трудо­вой мобилизации мужчйк и женщин в возрасте от 12 до 70 лет. В 1942 г. было мобилизовано еще свыше 311 тыс. рабочих Они трудились на воен­ных заводах в отрыве от семей, находились на казарменном положении и получали мизерную плату. Продолжительность рабочего дня на пред­приятиях возросла в 1942 г. до 12—13 часов.

Для увеличения запасов важнейших материалов и упорядочения их распределения весной 1942 г. правительство образовало специальную кор­порацию. В железоделательной и сталелитейной промышленности были созданы контрольные ассоциации.

Повысился уровень добычи важных видов сырья и производства ме­таллов. В 1941/42 бюджетном году в Японии, а также в Корее, Маньчжу­рии и других оккупированных районах выплавка чугуна составила 5 957 тыс. тонн, производство стали в слитках — 7 567 тыс. тонн, алю­миния — 71,7 тыс. тонн, добыча и ввоз железной руды — 6 672 тыс. тонн.

Однако из-за нехватки судов, доставлявших сырье, в работе японской промышленности возникала напряженность. В связи с тем что большая часть торгового флота использовалась на перевозке военных грузов, Совет по координации действий принял в феврале 1942 г. расширенную программу строительства судов общим тоннажем около 400 тыс. брт. В начале марта план был увеличен до 500 тыс. брт. Вскоре выяснилось, что из-за недостатка стали и по другим причинам судостроительная про­мышленность не в состоянии справиться с таким заданием, и план при­шлось снизить до 389 460 брт. Но и зта задача оказалась нереальной. За 1942 г. были построены суда общим тоннажем около 254 тыс. брт.

Особую тревогу правительства вызывало положение с топливом. Вооруженные силы и промышленность Японии расходовали в основном довоенные запасы нефти. К апрелю 1942 г. они уменьшились до 5 154 тыс. тонн. В связи с быстрым истощением запасов топлива японское ко­мандование, проводя десантные операции в нефтеносных районах, при­нимало меры к сохранению промышленного оборудования. Вместе с войсками в места нефтедобычи высаживались группы инженеров, техни­ков и рабочих для восстановления и ввода в строй производственных мощностей. Из стран Южных морей в 1942/43 бюджетном году в Японию было ввезено 1 415 тыс. тонн нефти и очищенных нефтепродуктов.

Производство синтетического топлива в стране развивалось медленно. Из 1 054 тыс. тонн синтетического топлива, запланированных на 1941/42 бюджетный год, было произведено 165 тыс. тонн.

Для удовлетворения потребностей вооруженных сил и населения японское правительство планировало собрать в 1942 г. в метрополии 9 461 тыс. тонн риса и 3 100 тыс. тонн ввезти из Тайваня, Кореи, Таилан­да и Индокитая.

Меры по мобилизации ресурсов метрополии и захваченных террито­рий дали Японии возможность уже в начале 1942 г. расширить произ­водство вооружения и боевой техники. Большую роль, в частности, сыгра­ло усиление контроля в области распределения стратегических материалов и дальнейшее сокращение потребления металлов гражданскими отраслями промышленности.

Основное внимание уделялось производству самолетов, авиационных бомб, морских мин и торпед; выпуск их в 1942 г. возрос по сравнению с 1941 г. почти в 2 раза В то же время снизилось производство тех видов оружия, боевой техники и автомашин, которые, по мнению японского командования, были менее необходимы для ведения войны против США и Великобритании или имелись в достаточном количестве (например, вин­товки, военные автомашины, радиостанции).

Уже в начальный период войны строительство судов в Японии не обеспечивало восполнения потерь в них. Общий тоннаж грузовых и грузо-пассажирских судов Японии по­стоянно уменьшался и составил в апреле 1942 г. 5429,9 тыс. брт.

Все это свидетельствовало о том, что уже на первом этапе тихоокеан­ской войны экономика Японии столкнулась с немалыми трудностями, вызванными нехваткой сырья и судов для его подвоза. Большая часть потребности вооруженных сил и промышленности в нефти и металле удовлетворялась за счет запасов. Ухудшилось обеспечение населения продовольствием.

Вместе с тем захват японцами богатых оырьем территорий и пораже­ние англо-американских сил на Тихом океане, в Юго-Восточной Азии и в районе Южных морей открывали перед Японией определенные пер­спективы в наращивании военно-экономического потенциала для ведения затяжной войны против Великобритании и США.