Вторая мировая война: рост движения Сопротивления в оккупированных странах Европы

Под влиянием успехов Советской Армии зимой 1941/42 г. значительно усилилось мировое антифашистское движение, активизировалась борьба народов оккупированных стран и всего мира против немец­ких и японских захватчиков.

После победы советских войск под Москвой создались более благоприятные условия для развертывания борьбы с гитлеровскими оккупан­тами. Росту освободительных сил в известной мере способствовала вынуж­денная переброска немецких войск из оккупированных европейских стран на советско-германский фронт. Расширялся социальный состав участников движения Сопротивления. Наряду с рабочим классом в борьбу все актив­нее включались крестьянство, интеллигенция, студенчество и патриоти­чески настроенные круги буржуазии, преимущественно средней. Однако наличие политических и тактических разногласий между классовыми группировками и партиями мешало достижению единства действий.

Ведущую роль в движении по-прежнему играли коммунистические и рабочие партии.

Исполком Коминтерна, учитывая сложившуюся после разгрома немецко-фашистских войск под Москвой обстановку, усилил помощь компар­тиям в активизации движения Сопротивления. На заседании Секретариата ИККИ совместно с руководителями национальных радиоредакций, состо­явшемся 30 декабря 1941 г. под председательством Г. Димитрова, была сформулирована общая политическая линия коммунистов в борьбе против фашизма в новых условиях мировой войны, конкретизированная приме­нительно к каждой группе стран. Основная задача состояла в том, чтобы добиваться объединения всех демократических, антифашистских, патрио­тических сил и усиления борьбы с гитлеризмом во всех формах.

На коммунистов стран фашистского блока возлагалась задача — всемерно способствовать разложению тыла германской, итальянской, финской, венгерской и румынской армий Они должны были разъяснять гражданскому населению и солдатам, что развязанная война выгодна лишь наиболее реакционным силам империализма и что первое крупное поражение гитлеровских войск свидетельствует о неизбежности катастрофы германского фашизма и всех тех, кто связал с ним свою судь­бу. Солдатам вермахта, всему народу Германии необходимо было пока­зать, что только поражение рейха в войне, уничтожение гитлеризма и разрушение его военной машины может принести немецкой нации мир, свободу и демократию. Коммунистам рекомендовалось систематически разоблачать происки геббельсовской пропаганды, которая запугивала немецкий народ перспективой гибели в случае поражения нацистской Германии.

Наряду с выполнением таких же задач коммунисты Италии, Финляндии, Румынии, Венгрии должны были содействовать решительному разрыву их стран с гитлеровской Германией, разоблачать преступную деятельность реакционных групп в лагере правящих кругов, служивших фашизму и ввергавших народы в пучину катастрофы.

Компартиям оккупированных стран предстояло направить все свои силы на то, чтобы, используя вдохновляющее влияние победы Советской Армии под Москвой, поднять народы на борьбу за изгнание захватчиков с родной земли, на завоевание национальной независимости и свободы. Призывая компартии разоблачать предателей-квислинговцев и марионе­точные правительства, ИККИ предостерегал коммунистов от пассивно­сти — ожидания, что освобождение придет извне.

В резолюции Исполкома Коминтерна подчеркивалось, что национальные интересы каждой отдельной страны требуют действенной поддержки Советского Союза и его героической армии. При этом обращалось вни­мание компартий на необходимость определить конкретные направления сопротивления фашизму и его агентуре с учетом жизненных интересов каждой нации и таким образом способствовать широкому развертыванию всенародной борьбы, координированию ее с усилиями Советской Армии и армий союзников.

Исполком Коминтерна помогал руководящим органам коммунистических партий вскрывать недостатки в работе, содействовал повышению боевитости антифашистской агитации и пропаганды. Так, в резолюции от 27 февраля 1942 г. отмечалось, что одним из недостатков в националь­ном радиовещании является отсутствие критики пассивного поведения некоторой части антифашистов, которые полагали, что для боевых дейст­вий еще не созрела благоприятная обстановка, и все свои надежды возла­гали только на победу Советской Армии. Вместо серьезной разъяснитель­ной работы и критики слабостей антифашистского движения слушателям зачастую преподносились самодовольные заявления об отдельных успе­хах, которые создавали ложное впечатление, будто миллионы народных масс уже вступили в бой и можно почивать на лаврах.

Коминтерн ориентировал коммунистические партии на всемерное рас­ширение движения Сопротивления.

Зимой 1941/42 г. коммунисты оккупированных стран Европы развернули работу по сплочению патриотических сил в национальные фронты и активизации борьбы против оккупантов.

Все больший размах вооруженная борьба принимала в Югославии. Попытки гитлеровского командования осенью 1941 г. уничтожить здесь партизанское движение потерпели провал. Вынужденные отступить из Сербии, отряды партизан продолжали действовать в Боснии, Герцеговине, Хорватии, Черногории. Их боевой деятельностью руководил Верховный штаб народно-освободительных партизанских отрядов Югосла­вии (НОПОЮ).

В создавшейся обстановке возникла необходимость в формировании соединений и частей, не связанных с определенной территорией и способ­ных вести бои с крупными силами врага. По решению ЦК КПЮ 21 декаб­ря 1941 г. была создана 1-я Пролетарская народно-освободительная удар­ная бригада, состоявшая главным образом из сербских и черногорских рабочих и крестьян, преимущественно коммунистов и комсомольцев. В конце 1941 г. в стране насчитывалось 48 партизанских отрядов, 15 отдельных батальонов и 1-я Пролетарская бригада — всего до 80 тыс. человек Несмотря на большие трудности, освободительное движение в стране к началу 1942 г. окрепло и в политическом, и в организационном отношении.

Хотя зимнее наступление Советской Армии вынудило командование вермахта спешно перебрасывать на советско-германский фронт свои вой­ска из оккупированных стран, в Югославии еще оставались значитель­ные силы для борьбы с партизанами.

В середине января 1942 г. 45-тысячная группировка вражеских войск (вместе с формированиями предателей) начала наступление в Восточной Боснии. План оккупантов состоял в том, чтобы рассечь освобожденную территорию на две части и уничтожить главные партизанские силы. При зтом итальянские войска должны были воспрепятствовать их отходу в южном направлении.

Не вступая во фронтальные бои с карателями, просачиваясь на флангах и выходя в их тылы, партизаны избежали окружения. В конце янва­ря при тридцатиградусном морозе 1-я Пролетарская бригада совершила героический переход через горный хребет Игман недалеко от Сараево. Народно-освободительные отряды, вынужденные оставлять одни районы, занимали другие. Под контролем партизан продолжала оставаться боль­шая территория, включавшая районы Восточной Боснии и Герцеговины, Санджака и Черногории с центром в боснийском городе Фоча, куда 25 ян­варя перебазировался Верховный штаб НОПОЮ.

За время своего пребывания в Фоче (до 10 мая 1942 г.) ЦК КПЮ и Верховный штаб НОПОЮ многое сделали для укрепления своих вооруженных сил. Местным партийным органам и штабам были направлены директивы с указанием приступить к формированию во всех об­ластях ударных батальонов и рот и постепенно переходить к созданию бригад.

Несмотря на трудности борьбы, численность партизан в Югославии неуклонно росла, создавались новые формирования. 1 марта 1942 г. была создана 2-я Пролетарская бригада, которая вместе с 1-й составила удар­ную группу, находившуюся под непосредственным командованием Вер­ховного штаба. В марте группа очистила от четников значительную часть Восточной Боснии. В Герцеговине возникло несколько новых отрядов и ударных батальонов, которые вели бои против итальянских оккупантов и четников. Боевые действия партизан в Боснийской Крайне заверши­лись освобождением значительной территории.

Усилилось партизанское движение также в Хорватии, Словении, Македонии.

Освободительная борьба в Югославии развертывалась в обстановке обострения внутренних социальных противоречий. Серьезную опасность представляли отряды четников, руководители которых 15 января 1942 г. заключили с немецкими и итальянскими оккупантами соглашение о со­трудничестве в борьбе против партизан. С этого времени отряды Д. Ми­хайловича, руководимые эмигрантским правительством из Лондона, открыто призывали к уничтожению народно-освободительных сил и актив­но боролись против них.

Усиливалась освободительная борьба и в Греции. Несмотря на зверст­ва оккупантов, происки внутренней и внешней реакции, рос и укреплялся авторитет Национально-освободительного фронта (ЭАМ). Как отмечает английский историк Дж. Эрман, к весне 1942 г. ЭАМ завоевал широкую поддержку народных масс.

С октября 1941 г. до весны 1942 г. в Греции прокатилась волна забастовок и демонстраций, которые серьезно потрясли «новый порядок». В день национального праздника 25 марта 1942 г., в Афинах по инициа­тиве ЭАМ прошла массовая демонстрация под лозунгом объединения патриотических сил в борьбе «за хлеб и свободу». Оккупанты учинили кровавую расправу над демонстрантами. Но, несмотря на жестокие реп­рессии, гитлеровцам не удалось сломить растущее сопротивление гре­ческих патриотов.

В начале 1942 г. партизанские отряды развернули действия в Румелии, Центральной и Западной Македонии. На Крите с первых дней окку­пации сражались отряды генерала Мандакаса.

Большую роль в создании и развитии-вооруженных сил Сопротивления сыграли решения VIII пленума Центрального Комитета компартии Греции, состоявшегося в начале января. На основе анализа международ­ного и внутреннего положения, которое сложилось в результате побед Советской Армии, пленум сделал вывод, что наступившая фаза войны создает предпосылки для «нового бурного подъема национально-освободи­тельного движения». ЦК КПГ призывал коммунистов организовать пар­тизанское движение в горах, сделать его массовым.

В соответствии с решениями ЭАМ и VIII пленума ЦК КПГ 16 фев­раля была опубликована декларация о создании Народно-освободи­тельной армии Греции (ЭЛАС). В ней указывалось, что целями ЭЛАС являются: борьба за освобождение страны от иностранных захватчиков; защита завоеваний народа от любых заговоров; обеспечение порядка до проведения выборов, на которых народ смог бы выразить свою волю.

Боевая деятельность ЭЛАС с первых же дней приняла активный характер. С февраля по апрель 1942 г. ее отряды, еще немногочисленные и плохо вооруженные, очистили от врага все горные районы страны.

В конце 1941 г. оживилась освободительная борьба в Албании. В ряде городов прошли антифашистские демонстрации и забастовки. Активизировалась деятельность боевых партизанских групп. Своими первоочеред­ными задачами коммунисты считали формирование партизанских групп и отрядов и создание основ народной власти.

Серьезным препятствием для развертывания массового движения Сопротивления в Албании были пережитки сектантства, влияние мелкобуржуазной среды и идейные и тактические ошибки руководящих кад­ров. Временный ЦК КПА в апреле 1942 г. провел консультативное сове­щание партийного актива, на котором его участники, проанализировав обстановку, пришли к выводу, что большинство рабочих еще не считает КПА своей партией, работа коммунистов в деревне поставлена слабо, а идеи антифашистской национально-освободительной борьбы пока не за­воевали популярности среди трудящихся масс. В резолюции этого сове­щания перед коммунистами была поставлена задача: опираясь на рабо­чий класс, стремиться к обеспечению союза со всем крестьянством в борьбе против фашизма, за национальное освобождение Это решение явилосьопределенным шагом на пути идейного и организационного укрепления Коммунистической партии Албании, усиления национально-освободитель­ного движения в стране.

В исключительно сложной обстановке развивалось освободительное движение в Польше. Эмигрантское правительство в Лондоне всячески пре­пятствовало развертыванию вооруженной борьбы против оккупантов. Организованная по его инициативе на территории страны Армия Крайова, по существу, не вела боевых действий против захватчиков. Более того, реакционные шовинистические элементы из ее командного состава органи­зовывали нападения на патриотические силы.

Несмотря на эти трудности, польские патриоты сплачивали свои ряды для активной борьбы. Во главе польских трудящихся встала вновь созданная Польская рабочая партия (ППР) — верный преемник дела ком­мунистической партии. Идея ее воссоздания возникла в рядах самих польских коммунистов. С одобрения ИККИ летом 1941 г. в Москве они создали инициативную группу во главе с видными коммунистами М. Новотко и П. Финдером. В конце декабря 1941 г. и в первые дни января 1942 г. члены инициативной группы были переброшены самолетами на территорию Польши. 5 января в Варшаве состоялось конспиративное совещание членов группы и представителей варшавских организаций — «Союза освободительной борьбы», группы «Пролетариат», «Общества дру­зей СССР» и группы «Серп и молот», которое провозгласило образование Польской рабочей партии и избрало ее Центральный Комитет. Секрета­рем ЦК ППР был избран М. Новотко.

В середине января была опубликована программная декларация партии.

Партия призывала к борьбе за создание единого Национального антифашистского фронта во главе с рабочим классом. В декларации подчеркивалось, что новая Польша должна стать демократическим государством, политический строй которого определит сам польский народ.

Главной целью деятельности ППР стала подготовка и развертывание вооруженной борьбы. Под ее руководством подлинно патриотические силы мужественно преодолевали сопротивление партий и групп, объединив­шихся вокруг эмигрантского правительства и его делегатуры в стране и отвергавших вооруженную борьбу против оккупантов. В результате влияние буржуазно-помещичьей реакции на освободительное движение народных масс Польши было серьезно ослаблено, и ее попытки заставить народ «стоять с винтовкой у ноги» в ожидании приказа консервативного подполья не имели большого успеха.

В январе 1942 г. ППР приступила к созданию своей военной организации — Гвардии Людовой (ГЛ). Первым начальником ее Главного штаба был М. Спыхальский. В Варшаве, Люблинском и Келецком воеводствах вскоре появилось несколько небольших партизанских отрядов. Они состояли из польских патриотов и советских военнослужащих, бежавших из гитлеровских концентрационных лагерей. Начался новый зтап раз­вития движения Сопротивления в Польше. Передовая часть общества стала группироваться вокруг Польской рабочей партии.

Зимой 1941/42 г. набирало силы движение Сопротивления чешских и словацких патриотов. В нем наметились две характерные тенденции: во-первых, руководящая роль все больше переходила к компартии, сумевшей сохранить силы в обстановке массового террора осенью 1941 г.; во-вторых, начался постепенный переход к более активным формам борь­бы. Призывы к созданию партизанских отрядов стали основой всей партий­ной пропаганды в 1942 г. «В грядущие решительные сражения, — заявил К. Готвальд в мае 1942 г.,— наш народ должен идти с оружием в руках, и поэтому ему потребуется организация военного типа» Инициаторами формирования партизанских отрядов в стране стали словацкие комму­нисты, которые еще осенью 1941 г. предложили создавать боевые «дру­жины Яношика».

Ранней весной 1942 г. в Восточной Словакии в районе Михаловце и Гуменне начала действовать партизанская группа, которую органи­зовал вместе с другими коммунистами крестьянин П. Борош. Тогда же возникли вооруженные группы в Чехии и Моравии. Важным шагом в развитии партизанской борьбы явилось формирование на территории СССР чехословацкой воинской части, начатое в январе 1942 г. Однако борьба партизанских отрядов в Чехословакии делала еще только свои первые шаги.

Рабочий класс, возглавлявший движение Сопротивления, наряду с вооруженной борьбой применял саботаж, диверсии, а в ряде случаев и забастовки. В апреле 1942 г. коммунистам удалось провести нелегальную конференцию рабочих машиностроительных заводов Праги. В при­нятом обращении ко всем рабочим подчеркивалась важность массового саботажа на военных предприятиях. «Ни один произведенный вами само­лет, танк, орудие, пулемет, торпеда, бомба, граната и пуля не должны выйти за ворота заводов!» — говорилось в нем. Воззвание нашло широ­кий отклик среди трудящихся. В 1942 г. произошли крупные выступле­ния рабочих Кладно, Праги, Брно, Моравской Остравы. Участились акты саботажа и диверсий, особенно на военных заводах.

Коммунистическая партия Чехословакии продолжала добиваться укрепления национального единства в борьбе с фашизмом и создания новых национальных комитетов.

Крупные победы Советской Армии под Москвой, Ростовом и Тих­вином вызвали волну энтузиазма у французского народа. «Вся Франция,— говорил М. Торез,— с восторгом и волнением приветствовала первые победы Красной Армии, успех советского наступления зимой 1941/42 г.».

В этот период во Франции начался переход от изолированных, зачастую стихийных актов саботажа и возмездия к более массовым, органи­зованным действиям Национального фронта. В январе ЦК ФКП отме­чал, что имеется возможность «все более широкого вовлечения масс в освободительную борьбу». В авангарде борьбы за национальное осво­бождение шли коммунисты. Всей нелегальной деятельностью ФКП в годы оккупаций руководили такие видные представители компартии, как Ж. Дюкло, Б. Фрашон и другие.

Еще в конце 1940 г. началось формирование первых отрядов франтиреров (вольных стрелков) и партизан, составивших военную организацию Национального фронта во главе с членом ЦК ФКП Ш. Тийоном. В начале 1942 г. в департаментах Юра и Изер создаются партизан­ские отряды «маки».

В других районах страны возникали партизанские отряды, носившие имена патриотов, расстрелянных гитлеровцами: Жана Катла, Пьера Семара, Пьера Тэмбо, Шарля Мишеля, Ги Моке. Парижский отряд «Вальми», состоявший из 40 молодых французов, за три месяца 1942 г. уничтожил 343 гитлеровца и нанес оккупантам большой материальный ущерб.

Активная вооруженная борьба велась в Парижском районе, департаменте Нор, в Нормандии и на побережье Бретани, то есть в районах дислокации немецко-фашистских войск. В остальных частях северной зоны страны объектом действий партизан были прежде всего коммуника­ции — железные дороги и линии связи.

Освободительная борьба все более сплачивала рабочий класс Франции. В январе 1942 г. прошла 12-дневная забастовка горняков в Монсо (департамент Сона и Луара). Начавшись на одной из шахт, она распрост­ранилась на весь бассейн, охватив 5 тыс. человек. За дни забастовки оккупанты недополучили 100 тыс. тонн угля.

Участились акты саботажа в промышленности, на транспорте и в сельском хозяйстве. Движение Сопротивления охватывало всю страну. В 1942 г. вспыхнули волнения во многих сельскохозяйственных районах Франции. В Бретани крестьяне срывали заготовку оккупантами сельскохозяйственных продуктов. На юге страны — в Ниме, Монпелье, Арле — состоялись «голодные манифестации».

Активное участие в движении Сопротивления принимали деятели науки, культуры и студенчество. В Париже, например, действиями патриотов руководили видные ученые-коммунисты Ж. Политцер и Ж. Соло­мон. Выданные парижской полицией нацистам, они в июле 1942 г. бы­ли расстреляны. Комитет Национального фронта возглавлял ученый с мировым именем — Ф. Жолио-Кюри. Весной 1942 г., вступая в ряды Французской коммунистической партии, он заявил: «Если я буду арестован и расстрелян, я хочу умереть коммунистом». На юге Франции в дви­жении Сопротивления участвовали известные писатели Л. Арагон, Э. Триоле, Э. д'Астье де ля Вижери и другие.

Активизировали свою деятельность также буржуазные организации движения Сопротивления — «Комба», «Либерасьон Сюд», «Либерасьон Нор» и другие. Большинство этих организаций придерживалось тактики «аттантизма». Это объяснялось их боязнью расширения борьбы трудящихся, стремлением сохранить после освобождения Франции господство буржуазии.

С осени 1941 г. усиливается движение «Свободная Франция». Генерал де Голль, находясь за границей, предпринял попытку установить связь с организациями Сопротивления во Франции. Но требования его пред­ставителей оказались неприемлемыми и были отвергнуты. В январе 1942 г. во Францию был направлен новый представитель генерала — Ж. Муллен, левый радикал, ставший одним из самых видных борцов движения Сопротивления. Муллен установил прочные связи с организациями Сопротивления. Три из них на юге страны объединились, признав руково­дящую роль де Голля. Весной 1942 г. состоялись переговоры де Голля с лидерами Сопротивления, прибывшими в Лондон (д'Астье де ля Вижери и другие). Так постепенно стало налаживаться сотрудничество между заграничным движением «Свободная Франция» и внутренним Сопротив­лением.

Де Голль придавал большое значение укреплению дружественных отношений с СССР. В своем выступлении по лондонскому радио 20 января 1942 г. он говорил о необходимости союза двух великих европейских дер­жав — СССР и Франции. «...Сражающаяся Франция, — заявил он, — на всех активных и пассивных участках боя этой войны с врагом докажет, что, несмотря на постигшее ее временно несчастье, она является естествен­ным союзником новой России» Несколько позднее, в мае 1942 г., де Голль сказал, что военная мощь и военные усилия СССР произвели гро­мадное впечатление на французский народ и явились для него стимулом к повышению его собственной активности в борьбе с врагом.

В Бельгии зимой 1941/42 г. энергично действовали патриоты из «Бельгийской армии партизан». Они нападали на гитлеровцев и их прислуж­ников, взрывали железнодорожные пути, мосты, линии высоковольтных передач, совершали диверсии на промышленных предприятиях. Так, в марте 1942 г. были выведены из строя все генераторы центральной электростанции, снабжавшей энергией угольные шахты района Монсо-Фонтен.

Подпольная газета компартии Бельгии «Драпо руж» писала в декабре 1941 г., что по всей стране — в Генте, Льеже, Вервье, Эно, Боринаже — прошли забастовки, направленные против оккупантов. В апреле 1942 г. состоялась стачка 125 тыс. рабочих, требовавших повысить зарплату, улучшить снабжение продовольствием и отменить сверхурочные работы.

Под влиянием бельгийских коммунистов расширил свою деятельность и окреп фронт независимости, который объединял большое количество антифашистских организаций. Весной 1942 г. на конференции фронта был избран руководящий комитет для координирования действий антифашист­ских организаций и групп. В обращении конференции к бельгийскому народу содержался призыв следовать примеру русских партизан и активизировать борьбу против гитлеровских захватчиков.

В Дании весной 1942 г. руководство компартии создало объединен­ную организацию (КОПА — «коммунисты-партизаны»), в которую вошли вооруженные группы коммунистов — участников движения Сопротивления. Возглавлял ее рабочий-коммунист Е. Ларсен. Основная деятель­ность КОПА была направлена на подготовку и проведение диверсионных актов преимущественно на заводах, производивших оружие для немцев. Создавая эту военно-диверсионную организацию, компартия Дании за­кладывала основы для образования единого фронта борьбы с немецкими оккупантами.

Ширилось движение Сопротивления в Нидерландах. И здесь в пер­вых его рядах шли коммунисты. Важную роль в объединении всех сил в единый Национальный фронт играла нелегальная антифашистская печать. Патриоты вели борьбу не только с оккупантами, но и с голландскими нацистами.

Усиливалось движение Сопротивления в Норвегии. Выступая против оккупантов и марионеточного правительства В. Квислинга патриоты совершали акты саботажа на объектах военного значения. Коммунистической партии удалось создать несколько партизанских отрядов в Север­ной Норвегии.

Значительную материальную и моральную поддержку организациям движения Сопротивления Дании и Норвегии оказывали рабочий класс, Коммунистическая партия Швеции. На страницах центрального органа партии — легальной ежедневной газеты «Ню даг» и в выступлениях ее лиде­ров в риксдаге разоблачался антидемократический характер законов, действовавших во время войны, и выдвигались требования к правительст­ву прекратить использование природных богатств и территории страны в интересах гитлеровской Германии. Компартия выступала за строгое соблюдение нейтралитета, против попыток реакционных кругов страны втянуть Швецию в войну.

Таким образом, зимой 1941/42 г. движение Сопротивления в оккупированных странах получило дальнейшее развитие. Все большее место в нем стала занимать вооруженная борьба. Продолжался процесс сплоче­ния антифашистских сил, консолидации национальных антифашистских фронтов при возросшем влиянии коммунистических партий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *