Гложенский монастырь в Болгарии

Гложенский монастырь в Болгарии

На правом берегу быстрой реки Вит, вьющейся по широкой холмистой Дунайской низменности, примерно в 70 км к юго-западу от исторической Плевны, раскинулось большое промышленное село Гложене. А к западу от него, на другом берегу реки, выделяется значительная возвышенность Камен-Лисец, расположившаяся среди поросших лесом холмов. Отвесно обрываясь к востоку, будто срезанная ножом, она образует что-то вроде огромной полукруглой каменной завесы. Немного ниже ее к северо-востоку, на совершенно недосягаемой, на первой взгляд, скале высится Гложенский монастырь — замок Божьего рыцаря Георгия-Победоносца, защитника слабых и угнетенных.

Согласно древнему преданию, как само село, так и Гложенский монастырь основаны неким именитым киевским боярином (или даже самим князем) Георгием (Гложем, или Гложенским). Спасаясь от татарского нашествия, он вместе со своим домом, дружиной и людьми покинул родной край, взяв с собой только особо чтимый им образ святого великомученика Георгия.

Дойдя до приглянувшейся ему живописной, плодородной и малонаселенной местности, знатный пришелец решил здесь обосноваться. Получив разрешение от тогдашнего болгарского владетеля Авана-Асеня II, новый вассал решил прежде всего заложить для своих соратников и спутников село, а неподалеку от него — монастырь во имя Преображения Господня. В церкви этой обители был поставлен образ святого Георгия Победоносца, принесенный из Киева. Однако образ этот из храма исчез, а через некоторое время вдруг появился на самой вершине той неприступной скалы. Набожный князь увидел в этом знамение: святой желает, чтобы образ его был водружен на этой высокой скале, и князь решил возвести здесь монастырь и храм во имя великомученика Георгия.

Огромного труда стоило доставить на верх скалы необходимые строительные материалы, отсечь ее острую вершину, расчистить тесную каменную площадку и укрепить ее чуть обтесанными плоскими камнями, пригнанными друг к другу без всякого раствора. Только окончив эти работы, можно было приступать к возведению самого монастыря, однако все препятствия были благополучно преодолены. Причем так успешно, что фундамент монастыря, созданный только руками и при помощи несовершенных технических средств, стоит до сих пор, несмотря на случавшиеся здесь землетрясения и другие стихии природы. В результате этого неимоверно исполинского строительства на головокружительной высоте вознесся небольшой Свято-Георгиевский монастырь, а в центре его — храм, напоминающий людям о величии Творца и о Его святом угоднике. В благодарность князь наградил своих людей земельными наделами в долине, лежащей за горой Лисец, и там выросло село, которое ныне называется Старо село.

Болгарские владетели и благочестивые люди, разного рода и состояния, благоволили монастырю и делали в него значительные вклады. Но после завоевания Болгарии турками-османами обитель, разделив общую участь всего болгарского народа, лишилась своих доходов и владений, а потом и вовсе оскудела. В совершенной нищете она пребывала более 200 лет, и только с XVII в., благодаря щедрым вкладам ревностных богомольцев, стала понемногу восстанавливаться. Со временем монастырь вновь обзавелся земельными угодьями и начал получать доходы, позволившие ему не только внутренне окрепнуть, но и развить большую культурно-просветительскую деятельность. Как в самой обители, так и в городе Ловече, где находилось ее подворье, были открыты «келейные» школы, готовившие будущих священнослужителей и народных учителей. Монастырская библиотека стала пополняться ценными церковными книгами и документами, но до нашего времени они, к сожалению, не сохранились. И эта великая утеря лишает возможности пролить свет на многие стороны не только жизни монастыря, но и вообще церковной и общественной жизни Болгарии в период, предшествовавший освобождению страны.

Когда в Болгарии началась борьба за освобождение от османского ига, монастырь Святого Георгия стал надежным пристанищем, за оградой которого укрывались и борцы за свободу, и жители соседних сел. Например, одна из келий монастыря служила убежищем для Васила Левского — национального героя Болгарии, повсюду разыскиваемого турецкими властями. В иночестве иеродиакон Игнатий, он всю жизнь свою отдал борьбе за национальное освобождение страны. В этой келье есть люк, ведущий в тайник, расположенный в глубокой расселине скалы; через него можно было в случае опасности выйти из монастыря. В обители Васил Левский находил приют и отдохновение в обществе архимандрита Хаджи Евфимия — своего соратника и друга.

В другой келье за обличение антинародной политики правительства князя Фердинанда несколько месяцев томился в заключении по приказанию министра Стамболова митрополит Тырновский Климент — сторонник сближения с Россией.

Теперь же монастырь, самим расположением своим удаленный от кипучей общественной деятельности, ведет размеренную иноческую жизнь. Следует особо отметить, что за все время существования обители службы в ней всегда совершались только на болгарском или церковнославянском языках. К тому же за весь период турецкого владычества в монастырь никогда не ступала нога мусульманина, может быть, из-за суеверного страха перед святыней, хранящейся в нем.

К тому же и восхождение на скалу представляет немалые трудности, ведь обитель Святого Георгия была ограждена со всех сторон и представляла собой настоящую средневековую крепость. Сходство с крепостью усиливалось еще и тем, что некогда в монастырском дворе высилась сторожевая башня с бойницей. Благодаря такому своему устройству, а также глухой и труднодоступной местности, монастырь и мог выстоять за столько веков лихолетья. Дорога, идущая теперь с его западной стороны, была с большим трудом проложена только в 1932 г.

Несколько высоких ступеней в северной части ведут к большим, тяжелым воротам, обитым гвоздями. Через широкий и глубокий сводчатый переход паломник попадает в верхний монастырский двор, посреди которого строит храм. С трех сторон от него, под открытой галереей, тянутся кельи и хозяйственные помещения, крытые неровными каменными плитами. Из окон келий и с незастроенной части двора открывается чудесный вид на окружающие горы и долины, а в ясную погоду даже виден Дунай. Но если смотреть вниз, то кажется, что это произведение строительного искусства висит в воздухе, т. к. из-за крутизны скалы надо далеко высунуться из окна, чтобы увидеть основание монастыря.

В XIX в. часть монастырских строений была уничтожена пожарами, а из-за землетрясений 1904 и 1913 гг. пострадал древний храм. Вовремя он укреплен не был, поэтому рухнул, и в 1929 г. его разобрали. При этом погибла бесценная роспись стен, схожая с фресками знаменитой Бояновской церкви, находящейся неподалеку от Софии. При разборе церкви в основании ее северной стены была обнаружена высеченная в скале гробница и в ней — полусгнивший дубовый гроб со скелетом мужчины высокого роста в истлевшем от времени кафтане с серебряными золочеными пуговицами. Кто был усопший — неизвестно, но по преданию это был сам основатель монастыря — легендарный киевский князь. Впоследствии останки его были перенесены в усыпальницу, устроенную рядом с входом в монастырь.

Нынешняя монастырская церковь была построена в 1930–1931 гг. Снаружи она напоминает протестантскую кирху, но внутри имеет вполне православный вид — светла и по-особенному приветлива. У северной ее стороны находится чудотворный образ святого Георгия Победоносца в серебряном окладе XVIII в. Образ обрамлен клеймами более поздней работы из жития великомученика. Это традиционное изображение святого Георгия на коне, поражающего копьем дракона. Справа от святого изображена небольшая фигурка царской дочери, а в глубине видны чертоги.

Особого внимания заслуживают две круглые монастырские печати. На одной из них, бронзовой (диаметром в 4,5 см), изображен святой Георгий на коне, а по кругу идет надпись: «Сiе печать от монастир Киева храмъ святаго Георгиа на гора Лисецъ в л то Христа 1776». Другая, деревянная (диаметром в 4,9 см) с изображением Георгия на троне, по кругу имеет надпись: «Печать монастыря Киевского Извора храм святаго В. М. Ге, 1821». Где были изготовлены печати — неизвестно, и по прошествии стольких веков, конечно, очень трудно установить степень достоверности передаваемых в легендах событий. Но примечательно, что на обеих печатях Гложенский монастырь назван «киевским», таким образом, все вышесказанное свидетельствует о вековой духовной близости болгарского и русского народов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *